Сбой в Системе: новый сезон сериала «Корона»

В синеве ранних ноябрьских сумерек отвлеклись просмотром только что представленного компанией Netflix пятого сезона британского сериала «Корона». Этот историко-психологический байопик Питера Моргана стартовал шесть лет назад и освещает хронику правления английской королевы Елизаветы Второй — с 1947 года по наши дни, когда монархическое правление перешло в руки Карла Третьего (ещё совсем недавно известного миру как принц Чарльз).

Не стану подробно касаться содержания и художественных оценок предыдущих сезонов, поскольку в прошлом году уже публиковал здесь соответствующий развёрнутый обзор. Отмечу лишь, что новаторская фишка с полной заменой актёрского состава через каждые 20 эпизодов в этот раз, в отличие от предыдущего, пошла проекту лишь на пользу: блистательная Имельда Стонтон (Елизавета II), неподражаемый Джонатан Прайс (принц Филипп), харизматичный Доминик Уэст (принц Чарльз), нежно-обворожительная Элизабет Дебики (принцесса Диана), энергичная Оливия Уильямс (Камилла Паркер-Боулз), саркастически-рассудительная Лесли Мелвилл (принцесса Маргарет) — подобным образом оптимизированный кастинг не оставил шансов угасания данному телепродукту. Столь же тёплые слова хочется сказать и в адрес новых персон в сериале — будь то Джонни Ли Миллер, сыгравший стиснутого всесторонними компромиссами премьер-министра Джона Мейджора, или магнетически обаятельный Салим Дау — в роли египетского миллиардера-мецената Мохаммеда Аль-Файеда.

Пятый сезон сфокусирован на событиях первой половины девяностых годов — периоде, когда кабинет министров Великобритании после Маргарет Тэтчер перешёл в подчинение Джону Мейджору, а сам ход истории зримо противопоставил кризису британской монархии полную драматизма судьбу свободолюбивой и безумно популярной в народе принцессы Уэльской. На примере всё больше теряющей контроль над эпохой королевы, чья практическая миссия свелась к регламентированному перерезанию ленточек, и всё никак не желающей играть роль миловидной «птички в золотой клетке» принцессы Дианы, нам акцентированно (а что мы хотели, это ж Netflyx) показаны судьбы двух неординарных женщин — в известных, хотя, по мнению многих современников, и не вполне объективных исторических декорациях. Кстати, о декорациях: спасибо вездесущим киношникам — их стараниями лишь и побываешь в недрах Букингемского дворца или Виндзорского замка (помню, как был преисполнен благодарностью создателям «Молодого Папы» за экскурсию по Апостольской резиденции в Ватикане).

...Мир сотрясается от противоречий и грохота распадающихся империй — но увенчанную короной Систему куда больше заботит судьба яхты «Британия», от финансирования которой меж тем трещит по швам государственная казна, и — «ох уж этот скорбно-жопный 1992 год!» — бракоразводные процессы в королевской семье. Смена поколений, при этом, не предвещает монархии ничего хорошего — учитывая планы рефлексирующего престолонаследника Чарльза и, в целом, общественные настроения. Сделав зрителей свидетелями подробной, насквозь мелодраматической хроники расставания Дианы и Чарльза (особо отмечу в этой связи и вызывающую озноб детективную линию в показе подоплёки скандально откровенного интервью Дианы репортёру телеканала BBC Мартину Баширу, и всесторонний, порой накрывающий штормом эмоций обзор происходящего в сердцах и поступках героев, их попытки адаптироваться в новой жизни), создатели сериала ставят паузу на последнем месяце жизни принцессы Уэльской — оставив нас в трагическом предощущении финального сезона.

Оставлю право судить о сбалансированной правдивости байопика непосредственным участникам и современникам показанных эпизодов: известно, к примеру, что британские экс-премьеры Джон Мейджор и Тони Блэйер были настолько не в восторге от того, как расставлены акценты, что дело обернулось несдержанными выступлениями в прессе и даже властными рекомендациями «Нетфликсу» сообщать в сериальных титрах о художественных допущениях — на что создатели «Короны» ответили тем, что, наоборот, вставили уведомление о «соответствии сценария реальной истории». Но с моей стороны было бы упущением не упомянуть в финале обзора шестую, «русскую» серию сезона, имеющую красноречивое название «Ипатьевский дом».

Речь в эпизоде идёт о трагической судьбе расстрелянной большевиками в 1918 году семье Романовых (принц Филипп — потомок Николая I), останки членов которой были обнаружены в 1991-м и впоследствии, после многочисленных и кропотливых исследований ДНК (не без помощи осознавшего в себе «русскость» супруга британской королевы), захоронены. Русский эпизод парадоксальным образом вызывает — в равной степени — как ироничный скепсис (чего стоит один только Борис Ельцин, показанный во время его встреч с Елизаветой Второй нарочито упрощённо и карикатурно), так и огромный душевный резонанс (погружение в атмосферу расстрела царской семьи, доходчивое объяснение результатов научной работы над останками, благодаря которым невольно вспоминаешь сериал «Чернобыль», рассуждения королевы об исторической дружбе двух наций, щемящий национальный колорит и т.п. ). За неимением достойных исторических (а не квазиисторических и, тем более, пропагандистских) киноработ на Родине — довольствуемся Родиной, которую нам возвращают и показывают иностранцы.

Черту под сериалом «Корона» подводить рано, впереди финальный сезон — но уже сейчас нельзя не отнестись с уважением к этой работе. Пусть во многом упрощённой, пусть акцентированной, а местами даже комплиментарной — но бесспорно живой и дающей. повод для размышлений.

0
0
голоса
Рейтинг статьи
Subscribe
Оповестите меня
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии