Папанов и Высоцкий

Слушая концертные записи сатирических песен Владимира Высоцкого, трудно избавиться от ощущения: манера подачи акцентирована и очень близка к папановской. Из этого следует желание разобраться — кто на кого повлиял в данном случае? И что это — классическое актёрское «переопыление» или чьё-то доминирующее влияние? Я решил как-то это для себя уяснить, сколько можно гадать на кофейной гуще. Итак, известно, что Высоцкий познакомился с Анатолием Папановым на съёмках фильма «Служили два товарища», это 1968 год. К этому моменту прошло уже два года, как в фильме «Берегись автомобиля» папановский герой Семён Васильевич Сокол-Кружкин, подполковник в отставке, с фирменной интонацией утешал Диму Семицветова: «ТЕБЯ ПОСОДЮТ, А ТЫ НЕ ВОРУЙ!», и в тот же период Владимир Высоцкий стал активно исполнять «Дикого Вепря» и «Пародию на плохой детектив» со схожей подачей.

В 1968 году в «Бриллиантовой руке» контрабандист Лёлик уже вовсю действует интересующим нас голосом: «ЛЭЙТЕНАНТ, СТАРШОЙ. Я. АГА» ;) (+ местечковый акцент, который и Высоцкий использовал уже вовсю). Итак, едем дальше (не на Дубровку, а к выводам расследования).

9 октября 1968 года на сцене Театра Сатиры состоялась премьера спектакля «Последний парад», в котором звучит несколько песен «нежелательного для масс» в те годы Высоцкого. Нам сейчас важна «Утренняя гимнастика», которую харизматично исполняет актёрское трио во главе с Анатолием Папановым — многие знают этот номер, часто показывали раньше по ТВ. На концерте в подмосковном ДК «Юбилейный» Высоцкий позже рассказывал об этом так:

«В этом спектакле звучало несколько моих песен: «Утренняя гимнастика», «Магадан», «Москва-Одесса», «Моя цыганочка»... Исполняли их Папанов, Ткачук и Державин. Папанов играл главную роль в этом спектакле. Мы с ним снимались в то время, дружили. Вы напрасно думаете, что если Папанов — то обязательно что-нибудь смешное. Например, в фильме «Живые и мёртвые» Папанов прекрасно сыграл роль генерала Серпилина. Он замечательный драматический артист, но и комедийные роли играет замечательно. Он сначала меня позвал и говорит: «Ты знаешь, твои песни надо петь, как ты. Ты уж меня поучи!» Я настолько обнаглел, что начал учить его, — ходил два дня. Он нарочно выпивал, срывал голос, дышал холодным воздухом. Но у него ничего не вышло. Подражать голосовой манере вообще не стоит. Есть искусство пародии, но это совсем другое дело. Тем более что у меня голос всегда был такой — я никогда с ним ничего не делал. Я даже когда был вот таким малолеткой и читал стихи инвалидам, они говорили: «Надо же! Какой маленький, а как пьёт!» Так что тембр голоса у меня был такой с детства. Я его, правда, немножечко подпортил и куревом, и питьём, и другими делами, но в основном он какой был, такой и остался. Поэтому мы договорились с Папановым, что он НЕ БУДЕТ ПЫТАТЬСЯ ПОДРАЖАТЬ. Зачем?! Это глупо. Он сам очень яркая индивидуальность, яркая личность. Вообще замечательный тип. И прекрасный артист — всё может играть. Смешно учить Папанова сделать песню смешной. Поэтому я ему сказал: «Знаете что, давайте мы так распределим: некоторые песни, которые я никогда не исполнял, вы будете петь в этом спектакле, а некоторые песни, которые вы не сможете сделать, — пусть звучит мой голос»».

Ещё один рассказ — на концерте в МВТУ (1976 год): «И вот пригласили меня в спектакль московского театра Сатиры „Последний парад“ написать несколько песен, желая сохранить моё авторство, моё присутствие. Долго ломали голову, как это сделать. Сначала Папанов звал меня всё время в театр, чтоб я его УЧИЛ, КАК ПЕТЬ. Пытался хрипеть, как я, кричать, и так далее. Ну, ничего у него особенно из этого не вышло. Ну и потом мы договорились... Это смешно – учить Папанова, как сделать песню смешной... И он стал это делать в спектакле, как он может. На мой взгляд, – достойно и очень интересно».

1 января 1969 года — премьера мультфильма «Ну, погоди!», озвучивать Волка в котором изначально должен был Высоцкий, который даже собирался написать специальную песню. Сын Вячеслава Котёночкина, Алексей, вспоминает: «Владимира Высоцкого папа изначально планировал на роль Волка. Он рассказывал, что показал Высоцкому сценарий, приехав в Театр на Таганке. Актер тогда был очень занят и страшно популярен. Тем не менее прочитал сценарий за одну ночь и уже наутро позвонил папе, сказав, что согласен и даже хочет придумать к фильму свою песню для Волка. Но кандидатура Высоцкого не понравилась худсовету. Чиновники сказали, что он слишком одиозная фигура и тлетворно влияет на советскую молодежь. Тогда же единогласно утвердили на роль Волка известного актера Анатолия Папанова». В итоге в первой серии мульсериала звучит фрагмент «Песни о друге» Владимира Высоцкого, а Волк отвешивает реплики папановским голосом.

НО — «ПАПАНОВСКИЙ» ЛИ ЭТО ГОЛОС — в контексте нашего вопроса? ;) И что вообще было между Высоцким и Папановым — дружба, знакомство или актёрское противостояние?

Что у нас есть ещё в этой связи? Есть гениальный фильм «Плохой хороший человек», снятый Иосифом Хейфицем в 1972 году по «Дуэли» Чехова. Вторым режиссёром картины был Евгений Татарский, который вспоминал:

"Вместе с Высоцким в фильме снимался Анатолий Папанов. Не любил Анатолий Дмитриевич Высоцкого, зависть какая-то актёрская была. Сидит однажды он, уху варит, и своим сценическим баском мне говорит: «Жень, а вот ты скажи мне, почему вы гитариста снимаете, а меня нет?». Я даже сначала не понял, кого он имеет в виду. А речь шла, оказывается, о Высоцком. «Как вам не стыдно, Анатолий Дмитриевич, так говорить?! — удивился я. — Вы постоянно заняты в театре, мы, входя в ваше положение, все сценарии под вас подстраиваем!» — «Не, ну все равно гитариста снимают больше!», — продолжал басить Папанов».

В 1974 году вышел фильм «Одиножды один» с участием Папанова, в котором Николай Караченцов сыграл роль Анатолия Перфилова. Из-за этой роли на пробах режиссёр «зарубил» Андрея Миронова — ради Высоцкого, которого, в свою очередь, «зарубил» худсовет. Высоцкий написал для фильма, в котором собирался сниматься, восемь песен. В итоге их в урезанном виде звучит пять, и одну («Я полмира почти через злые бои...») исполняет Анатолий Папанов. Режиссёр Геннадий Полока вспоминал:

"Во время записи песни с Папановым < ...>Володя так точно передавал интонации, свойственные инвалидам, которые пели эти песни на вокзалах и в электричках, что Папанов – сам фронтовик – был просто потрясен. Потрясен тем, насколько точно Володя передавал и настроение, и интонации, и дух того времени. < ...>если Володя писал для конкретного артиста, то он мог даже что-то изменить в тексте. Ну, например, в этой песне строчку «... Дымок поднимался совсем по-другому». Папанов пел «... подымалси совсем по-другому». Или «за чужое за что-то запнулся в сенях»... А Папанов пел: «за чужое за чтой-то запнулся в сенях». Специально для Папанова, учитывая его внешность, Володя вводил какие-то такие просторечия”.

«Не припала в слезах на могучую грудь...» Эту песню Володя писал для Папанова... А если бы эту роль играл, допустим, Доронин, то Володя бы не написал «могучую грудь...», потому что Доронин к тому времени весь высохший был... И он делает вариант: «на пробитую грудь...». «И обратно меня...». А Папанову Володя говорил: «Пойте не “меня”, а “мине”, это ложится на ваш облик...». И еще: «за раненья мои» – это пусть Папанов поет, а если другой актер, то «за заслуги мои».

Итожим. В данном тандеме имела место, так скажем, актёрская интерференция при безусловном ПЕВЧЕСКОМ влиянии Высоцкого. То есть, характерную голосовую манеру Папанов мог разработать в шестидесятые годы при иных влияниях (можно и даже желательно отдельно заняться его изучением), а что касается певческо-персонажной темы, тут трудно избавиться от ощущения «высоцкого» воздействия. И разделить эти влияния чрезвычайно трудно: всё ведь происходило буквально бок о бок. Пока на этом и остановимся.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповестите меня