Вспомним «Нечистую силу» В.Пикуля

На днях смотрю — девушка в метро читает книгу по мотивам ещё не вышедшего в прокат фильма «Матильда». Книга называется, что-то там, типа «Матильда. Тайна дома Романовых». На скандальной волне издано, понятно. И девушка — прям вся там, в книге. Да только вот сам фильм-то, есть подозрение, и не стоит такого шума. Вообще, удивительно: ведь есть, к примеру, гениальная «Агония» Элема Климова. Или книга «Двадцать три ступени вниз» Марка Касвинова. А ещё есть 640-страничный роман «Нечистая сила» Валентина Пикуля — олдскульная, увесистая и живая отповедь всей этой компашке, профукавшей империю. Так вот её и надо читать сегодня! Тем более, что и Малечке Кшесинской в книге нашлось своё место (как там Александр III жаловался-то Петру Черевину: «Не то страшно, что Ники и Жорж спутались с этой плясалкой. Другое! Два круглых дурака не могли даже сыскать себе двух б...дей, а живут по очереди с одной и той же»).

В доперестроечном СССР роман знали под названием «У последней черты», в 1991 году выходили три номера «Роман-газеты» — уже как «Нечистая сила». Журнал «Наш современник» из-за романа пережил страшное потрясение: советский писатель Пикуль из-за публикации этой вещи, которую считал краеугольным камнем своего творчества, крепко поссорился на этой почве с советским писателем Юрием Нагибиным. Были дела!

«Николай II подписал акт отречения не чернилами, а карандашом, будто это был список грязного белья, сдаваемого в стирку».

Вот он — стиль.

В общем, потратил я несколько дней, прочитал книгу сегодняшними глазами и что вам скажу: прицельное попадание! Вот на этих страницах — никакого рафинада, одно ядрёное естество. И не лишённый определённого обаяния Александр III, валяющийся пьяным в лоснящихся штанах и кусающий проходящих домочадцев за ноги (предварительно пришпилив к стенке обычными канцелярскими кнопками присланные фотографии датских родовитых родственников императрицы Марии Фёдоровны) в начале повествования, и его экзальтированный сынок во всей своей красе, наиболее отчётливо проявившейся в финале романа (и своего царствования), когда приказывает откупиться от взбунтовавшихся рабочих хлебом, а узнав, что рабочие уже давно не просят хлеба, а ходят с лозунгами «ДОЛОЙ САМОДЕРЖАВИЕ!», отдаёт распоряжение — стрелять. И, конечно, ужасающе живой портрет Григория Распутина, главного героя этой истории — сладострастного любителя селёдки с молокой и игры в человеческие шахматы.

При всей очевидной советскости романа «Нечистая сила», это — честная и лишённая литературного лоска попытка понять произошедшее сто лет назад. Сейчас-то мы от этого понимания ещё дальше, чем во времена брежневских цензоров, справедливо усмотревших в книге явные, нелицеприятные для позднего Совка параллели. Уроки истории — они ведь бесплатно не даются.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповестите меня