Остров невезения. Несколько слов о фильме «Банши Инишерина»

Когда-то Марк Твен поведал нам, что всё человеческое — грустно, а тайный источник юмора вовсе не в радости, а именно в грусти (ведь на небесах юмора нет). Судя по всему, работая над своей трагикомедией «Банши Инишерина», режиссёр Мартин Макдона был на одной волне с великим американцем (кстати, также утверждавшим, что юмор приводит в действие механизм мысли). Автор фильмов «Залечь на дно в Брюгге», «Семь психопатов» и «Три билборда на границе Эббинга, Миссури» (народное и неизменно вызывающее улыбку название — «Три плаката по дороге куда-то») представил зрителям минувшей осенью воистину душещипательную и наводящую на размышления историю, события которой происходят весной 1923 года на вымышленном и немноголюдном ирландском острове Инишерин (дословный перевод названия — «Остров Ирландии»), являющемся в мире по эту сторону экрана островом Акилл в графстве Мейо на западном побережье Ирландии. А соль истории — в причине неожиданной размолвки, случившейся ранним апрельским утром между двумя друзьями, Патриком Салливаном (актёр Колин Фаррелл, превзошедший себя в недавнем сериале «Северные воды») и Колмом Доэрти (актёр Брендан Глисон, которого невозможно забыть после его блистательной работы в киноадаптациях «поттерианы», а также в «Мистере Мерседесе» и в шедевральной «Балладе Бастера Скраггса»).

Российским зрителям завязка фильма покажется знакомой: ведь это, как ни пляши, перенесённая в суровые ирландские пустоши гоголевская «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Только с той разницей, что у миргородских помещиков, как-никак, был повод к ссоре (Иван Иванович пытался выцыганить у соседа ружьё и даже предлагал в качестве обмена свинью, а сосед на пике эмоций назвал друга гусаком), а вот угрюмый скрипач Колм Доэрти просто взял — и в одночасье прервал дружбу с Патриком Салливаном, рассудительно мотивируя размолвку тем, что в его подходящей к концу жизни «больше нет места для такой бессодержательности», как общение с бывшим товарищем-собутыльником, знающим толк лишь в какашках своей ослицы и не стремящимся задержаться в Вечности. Сказал — как отрезал, и ни одним пальцем, что называется не пошевелил, чтобы разрулить спровоцированный им конфликт.

Важным контрапунктом происходящему является идущая на материке Гражданская война, о которой жители острова знают по сообщениям в газетах и по грохоту пушек где-то на линии горизонта — то самое, невымышленное ирландское противостояние, унесшее в течение года свыше 2000 человек, включая 400 утопленных в крови мирных граждан. Мы смотрим фильм и физически ощущаем, как прямо на наших глазах с материка на лишённый новостей остров наползает вирус безумия и хаоса, всё сильнее овладевая душами и помыслами. И вот уже всё зримее взорам героев является древняя банши — местная предвестница смерти (как бы при этом кто не убеждал себя, что на тихом острове нет никаких банши).

Каждый представленный в картине персонаж — ходячий психотип. Каждый диалог — сплав житейского юмора и экзистенциальной горечи. Мир людей и мир животных — суть та же драма, всё будто отринуто Создателем и затеряно в холодных камнях острова. И страсти полыхают — с жаром распахнутых окон дома из «Жертвоприношения» Тарковского. И как бы ни обошлись герои со своим моральным выбором, куда бы кто ни уехал и где бы кто ни остался, как бы ни прорастало искусство в музыканте, а чувство вины в его отвергнутом товарище — мы, зрители, будем ждать одного. Примирения двух истерзанных душ — настолько разных и настолько близких в своём отчаянном одиночестве.

0
0
голоса
Рейтинг статьи
Subscribe
Оповестите меня
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии