Никто не сияет всё время: о фильме «Доктор Сон»

Если вы хорошо помните фильм «Сияние» Стэнли Кубрика, то оммаж «Доктор Сон» от режиссёра «Призраков дома на холме» Майка Флэнагана (родившегося, к слову, в первые дни съёмок «Сияния») будет вам особенно приятен и даже, возможно, вызовет ностальгическую слезу. Ещё бы, нам предложено чуть ли не покадровое перепрохождение снежных лабиринтов и вызывающих нервную дрожь гостиничных коридоров. Хуже, если вы читали «Сияние» Стивена Кинга и его, пусть и чуть менее глубокое, но всё же, наполненное эсхатологическим подтекстом продолжение — этот своего рода «Ночной Дозор» на американский манер: секта колесящих по миру древних вампиров, слабо подверженных влиянию времени, охотится на «сияющих» людей и питается их жизненной силой, а им пытаются противостоять несколько «сияющих», в том числе, волею обстоятельств, главный герой романа — Дэнни Торранс, по мере взросления заглушивший в себе уникальный дар выпивкой, запертым в подсознании страхом и оправданием жестокости отца. Если вы поклонник творчества Кинга, то вас, как и меня, может поначалу посетить противоречивое чувство подмены. Но, быть может, вы смиритесь и просто примете новый фильм как он есть — кто знает.

Ведь, как известно из базового, кинговского «Сияния», НИКТО НЕ СИЯЕТ ВСЁ ВРЕМЯ — КРОМЕ, МОЖЕТ, ГОСПОДА НА НЕБЕСАХ. Вот и гениальный Стэнли Кубрик в далёком 1978 году, сияя, взялся за экранизацию хорошей книги, но так увлёкся визуализацией (оно и понятно, он же кинорежиссёр), что свёл весь авторский психологизм и всю архитектуру объёмного романа — первого значительного романа Кинга — к яркому арт-треш-хоррору, наплевав на мистику и хорошенько выветрив атмосферу: никакого вам лютого осиного гнезда, никакого атакующего пожарного шланга и хищных живых изгородей, никакой медленной трансформации характера Джека Торренса; вместо номера 217 — номер 237, а за давлением в отопительном котле инфернального отеля «Оверлук» и вовсе никто не следит — соответственно, в финале фильма нет никакого разрушения и т.п. Давняя трансформация романа благодаря фильму породила въедливый, надёжно вросший в массовое сознание архетип — ведь фильм был незауряден и вошёл в историю искусства. Стоит признать: смысловое эхо «Сияния» гораздо большая заслуга Кубрика, нежели Кинга.

А после того, как Кинг написал «Сиянию» продолжение, пытаясь тем самым укрепить фундамент своей, книжной истории, мир встал перед проблемой: как воспринимать новую авторскую архитектуру, если в миллионе мозгов и душ «Сияние» накрепко связано с сюжетно упрощённым, но ярче сияющим (каламбур, прощу прощения) киновоплощением? Ясное дело — теперь нам предлагают отталкиваться от киноверсии 40-летней давности (заметим в скобках: ещё и новаторской киноверсии). Те, кто готов принять такие условия — без проблем примет предложенную Флэнаганом игру. Те, кто читал «Доктор Сон» как продолжение «Сияния» Стивена Кинга — узрят новые искажения. Принимать или не принимать данную адаптацию — дело выбора. Мой вердикт: кино хорошее, актёры и сценарий прекрасные. Но обе книги Стивена Кинга — намного глубже и лучше всех имеющих место экранизаций. Впрочем, всё в свой черёд имеет право на сияние.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповестите меня