«Интервью не будет». История

Продолжая перепросмотр собственных работ, хотелось бы — абсолютно в русле сложившейся здесь игры — ещё раз обратиться к совсем свежему опусу, получившему название «ИНТЕРВЬЮ НЕ БУДЕТ». Стихотворение кристально ясное, на мой взгляд, и с ним приятно работать сейчас, когда текст взрослеет. Написано оно в мае в недрах громыхающей подземки и тогда же было здесь представлено, но текст как-то не отпускает далеко от себя, претендуя на некий обособленный статус. Скажу сразу, главный ключ здесь — перелистываемый где-то в голове дневник кинестетика. Когда видишь что-то в детстве и понимаешь, что уже касался этого, брал в руки, безвозвратно терял — с оставшимися ощущениями угасающего живого тепла на кончиках пальцев.

К этой работе я уже давал «комментарии в комментариях», но считаю нужным ещё раз официально обобщить сказанное весной — тем более, за истекшее время несколько раз возникал немаловажный вопрос: что же тут, всё-таки, главенствует — прозрение Герберта Уэллса или, таки, Давидово изречение, зафиксированное Асафом? А возможно (почему бы и нет?) «Sleeper» Вуди Аллена? Или (да-да!) утреннее чтение новостной ленты? Или (есть и такой контекст!) сюжетная завязка последней истории про Эраста Фандорина? Хм. Давайте тогда подведём черту и установим на вершину флажок с цифрой «72». Ведь, на самом деле, из 72-го псалма пророс «Когда спящий проснётся», а позже — многочисленные разветвления данной концепции.

«На скользких путях поставил Ты их и низвергаешь их в пропасти. Как нечаянно пришли они в разорение, исчезли, погибли от ужасов! Как сновидение по пробуждении, так Ты, Господи, пробудив их, уничтожишь мечты их».

«ИНТЕРВЬЮ НЕ БУДЕТ»

Неизвестно, сколько сотен лет
Я не открывал бездонных глаз.
Сколько я не лгал себе во вред,
Не скитался средь несчастных вас.

Ложе под прозрачным колпаком:
Я из летаргического сна
Внешний мир разглядывал тайком –
Так ребёнок смотрит из окна.

Сколько мимо глаз моих прошло
Эпидемий, катаклизмов, войн!
Я метался, в пыльное стекло
Вдавливаясь спящей головой.

Мудрые реформы и прогресс
Завершались тем же, чем всегда:
Что-то с рёвом падало с небес
И уничтожало города.

Я в своём пропахшем гарью сне
Что угодно был отдать готов
За возможность оставаться вне,
За букетик полевых цветов.

Я стекло, проснувшись, разобью,
Но не стану открывать глаза.
Смысла нет просить об интервью –
Мне вам будет нечего сказать.

© И.Шамарин

11.05.2018 г.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповестите меня