Пассаж о Демосфене

На улице картавый мальчик громко что-то выкрикивал, и мне вдруг подумалось про Демосфена, а точнее, про его смерть в окружении «охотников на людей», ведомых не в меру исполнительным и, видимо, туговатым на ухо (см.текст ниже) Архием. Пройдя путь от мальчика с нервным тиком и невнятной речью до величайшего мастера слова, про которого даже объект его обличительных речей, македонский царь Филипп II говорил, что если бы он слушал «филиппики» Оратора (так попросту народ и звал Демосфена), то непременно стал бы сторонником войны против себя, легендарный афинский мудрец, один из главных идейных противников Александра Македонского, в свои 62 года оказался в роли мишени для воинов-карателей, посланных полководцем Антипатром.

Нет, «охотники на людей» не были особыми злодеями, к смерти Демосфена и его сторонников приговорили, как ни парадоксально, жители Афин — уже после того, как в городе окончательно была уничтожена демократия. Как мы знаем, Демосфен укрылся в храме Посейдона близ Пелопоннеса и там принял яд: «Узнав, что Демосфен находится на острове Калаврии в храме Посейдона как „МОЛЯЩИЙ О ЗАЩИТЕ“, Архий прибыл туда с фракийскими наемниками и лицемерно предложил Демосфену отправиться с ним к Антипатру, уверяя, что тот ему не сделает ничего дурного. В ответ Демосфен сказал: „Архий, как меня прежде не трогала твоя актерская игра, так теперь не трогают твои обещания. Подожди немного, я напишу кое-что родным...“ С этими словами Демосфен ушел внутрь храма, взял кусок папируса и тростниковое перо, как бы собираясь писать; затем поднес ко рту перо и прикусил его, как он обыкновенно делал, когда обдумывал что-нибудь, готовясь писать. В тростниковом пере был заложен сильнодействующий яд, который Демосфен и проглотил».

Мне важна саркастическая оценка Плутарха в «Демосфене и Цицероне»: «хотя он (Демосфен) и пытался было ВЫМОЛИТЬ СЕБЕ ЖИЗНЬ, заслуживает восхищения и тем, что вовремя раздобыл и крепко берег ядовитое зелье, и тем, как его употребил, когда бог отказал ему в убежище и когда он словно бы спасся под защитою иного, высшего алтаря, вырвавшись из лап наемных копейщиков и насмеявшись над жестокостью Антипатра».

И вот это — «молящий о защите», «вымолить себе жизнь» — о величайшем ораторе древности? Казалось бы, посланные по следу каратели должны были, как загипнотизированные тигры, пасть ниц, едва Демосфен произнёс в их адрес хоть пару фраз... И где тогда был его дар? Что-то не так с оратором Демосфеном. Или Архий и его охотники реально не принимали всерьёз ораторское искусство.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповестите меня