О книге Б.Акунина «Не прощаюсь»

Дочитал «Не прощаюсь» — 16-й по счёту том, теперь уже точно завершающий казавшийся нескончаемым цикл о приключениях Эраста Фандорина. Что ж, Борис Акунин явно с облегчением подводит черту под эпопеей, не изменяя себе ни на секунду в излюбленном стилизаторстве. В этом году исполняется ровно двадцать лет первой книге цикла, имеющей в России название «Азазель», а в англоязычном мире — «Winter Queen». И автор — кажется, вынужденно — отдаёт этому юбилею дань, накрепко закольцовывая первую и последнюю книги роковым мельканием обречённых на гибель мальчиков в синих мундирчиках. Акунинские мальчики.

Планка давно на одинаковой высоте. Ладно скроенная беллетристика: всё тут на грани альтернативной истории и, преимущественно, раннего Аркадия Гайдара. Читателя ждут пылающие декорации России 1918 года и прошитые пулемётными очередями реалии Гражданской войны, а также взятые напрокат у сэра Артура Конан-Дойля фальшивая голова глав.героя и стреляющие парализующими иглами азиатские трубки, плюс к этому очень сильный вставной эпизод, тематически отсылающий (БДЫЩЩЩ! НА 397-й СТРАНИЦЕ У МЕНЯ РЕАЛЬНО СНЕСЛО БАШНЮ!) к аксёновскому «Острову Крым». Сам Фандорин в его 62 года (в романе «Азазель», как мы помним, ему было 20) чуть было не избавляется от фирменного заикания и, судя по всему, с каких-то пор изжил манеру нумеровать факты — в остальном это всё тот же, хм... бумажный герой. Да, все мы давно знаем, и финальная история не стала исключением: главным и любимым акунинским героем этого цикла является японец Маса — неизменно сопровождаемый реально живыми, трогательными и уморительно комичными сценами фандоринский спутник-камердинер. Вот ради него всё и сочинялось, без сомнения.

По-супергеройски, с переодеваниями и блефом, летая над схваткой меж красных, белых, зелёных, коричневых и т.п. , наши герои гораздо больше стреляют, чем расследуют, и совсем почти уже не рефлексируют, как бывало, над судьбой этой хмурой страны, склоняясь к более резонному выбору между жизнью в Швейцарии и Японии. Мелькают: прорисованный с явной авторской симпатией Деникин, неуловимый призрак батьки Махно и поскрипывающие на виселице, установленной посреди Красной площади...ладно, братцы, спойлеров не будет.

И дальше уже — всё. Без Эраста Фандорина.

P.S. Бумажные версии имеют богатый иллюстративный материал, чем выгодно отличаются от цифровых. Единственный критический момент: портреты многих героев художник Сакуров будто бы срисовывает с наших современных топовых актёров. Ну, есть такое ощущение. Ранние тексты цикла, особенно «Азазель», «Турецкий гамбит» — ну просто шедеврально, весьма приятно душе, далее — уже выборочно, типа сборника «Нефритовые чётки» или даже вконец перестилизованной «Планета Вода». Финальные книги написаны с каким-то рафинированным, что ли, подходом — тут уже холодный разум преобладает над сердцем. И всё-таки, Акунин стабильно хорош. Наш мужик.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповестите меня