Мужик ничего

Серафим Канарейка – добытчик рыбьего меха.
В сельсовете толкуют: блаженный, вроде того.
Вечно в тине, в песке… На штанах – срамная прореха.
Не посмотришь без смеха, а так – мужик ничего.

У запруды, бывало, сидит в одной телогрейке.
Самокруткой дымит, весь горит до самой зари.
В наших вольных краях жили всякие Канарейки,
И в кого он такой, Серафим, – поди разбери!

Трудновато у нас, Бог – свидетель, эдакой птице.
Исчезал, возвращался, короче – тёртый калач.
Говорят, года два воевал на южной границе.
Надо было лечиться, а он… Ты жабры-то спрячь.

18 июля 2013 г.

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповестите меня