THE DOORS — «Morrison Hotel» (1970)

Doors-1

«HARD ROCK CAFE»:

1. ROADHOUSE BLUES
2. WAITING FOR THE SUN
3. YOU MAKE ME REAL
4. PEACE FROG
5. BLUE SUNDAY
6. SHIP OF FOOLS

«MORRISON HOTEL»:

7. LAND HO!
8. THE SPY
9. QUEEN OF THE HIGHWAY
10. INDIAN SUMMER
11. MAGGIE M`GILL

Doors-2

Jim Morrison – vocals
Robby Krieger – guitar
Ray Manzarek – piano & organ
John Densmore – drums

Ray Neopolitan – bass
Lonnie Mack – bass (1, 11)
G.Puglese – harp (1)

Music by «The Doors»
Produced by Paul A.Rothchild
Engineering – Bruce Botnick
Design – William S.Harvey
Photography – Henry Diltz

Recorded: November 1969
August 1966 («Indian Summer») 4-track recording
March 1968 («Waiting for the Sun») at Elektra Sound Recorders using 8-track recording console;
Released: February 9, 1970.

В 1987 году исполнилось двадцать лет с момента выпуска дебютной пластинки легендарной американской рок-группы «The Doors». Пластинка носила имя группы, отсылая к эссе Олдоса Хаксли «Двери восприятия», а Хаксли, в свою очередь, ссылался на строчку из поэмы Уильяма Блейка «Бракосочетание Рая и Ада». Доподлинно неизвестно, что именно послужило в означенное время феноменальному всплеску «дорзомании» в СССР: то ли упомянутый юбилей, то ли грядущее в 1988-м 45-летие со дня появления на свет Джима Моррисона, но именно сезон 1987-88 ярчайшим образом показал, насколько советский рок, через который лично я так или иначе познавал рок мировой, пронизан влиянием группы «The Doors». Итак, обратимся к фактам: уральская группа «Чайф» на своём магнитоальбоме «Дерьмонтин» записала опус «Четверть века», мелодически отсылающий к «Ship of Fools»; ленинградская группа «Алиса» в том же 1987-м на альбоме «БлокАда» (равно как и на концертах той поры) лихо взывала: «Эй, ты, там, на том берегу!» (а где-то на заднем плане как бы звучал голос Джима Моррисона: «Hey, land Ho!»); сибирская панк-группа «Гражданская Оборона» выпустила магнитоальбом «Так закалялась сталь», содержавший яростный хит «Харакири» со строчкой «Джим Моррисон умер у тебя на глазах, а ты остался таким же, как был!». Или, к примеру, Дмитрий Ревякин, чрезвычайно схожий с Джимом внешне и посвятивший ему эпическую блюзовую балладу «Честное слово», с яростным воодушевлением исполнял на концертах «Калинова Моста» той поры свой хит «Ранним утром», в рефрене которого отчётливо проступал мелодический ход из «Waiting for the Sun»:

Точит зубы, скалит пасть
Лютых псов орава.
С ними насмерть бой держать
Внукам Святослава!
Внукам,
внукам,
внукам Cвятослава!
Внукам,
внукам,
внукам Святослава!..

Идём дальше. Именно в указанный период фирма «Мелодия» выпустила пластинку «Радио Африка» группы «Аквариум», центральным хитом которой явилась прогремевшая на весь Советский Союз гимноподобная песня «Рок-н-ролл мёртв», смысловым наполнением навеянная моррисоновской «Rock Is Dead». Если добавить к списку другой номер того же «Аквариума» «Никто из нас не выйдет отсюда живым» (в оригинале – «No One Here Gets Out Alive»), ударный хит «Странные дни» из раннего репертуара Майка Науменко и группы «Зоопарк» (явная дань уважения «Strange Days»), песню «Гончие псы» группы «Крематорий» (с музыкальным акцентом на рефрене из «Love Street») и, скажем, «Участь» Олега Чилапа и группы «Оптимальный вариант», являющуюся отечественным вариантом «My Wild Love», тенденция обретёт статус абсолютной. Более культовой и мифологизированной рок-персоны, нежели ДЖИМ МОРРИСОН, в отечественной рок-тусовке в те годы попросту не было.

Doors-3

Моё знакомство с творчеством «The Doors» началось именно с «My Wild Love», которая чрезвычайно часто звучала дома с плёнки катушечного магнитофона. Помню, обожал её слушать в детстве, представляя себя в каком-то разбойничьем вертепе или (как вариант) в трюме пиратской шхуны – в компании с соответствующими персонажами, поющими нестройным хором эту шикарную песню. Отец в шутку называл её «Гимном дверей»: мол, «группа называется «Двери» и исполняет свою главную песню – слышишь, поют и при этом имитируют хлопанье дверей…». А в 1988 году фирма «Мелодия» начала выпуск уникальной для своего времени серии пластинок – «Архив популярной музыки». Первый выпуск являлся сборником песен именно группы «The Doors» и носил название «Зажги во мне огонь». Естественно, пластинка сразу оказалась в домашней виниловой коллекции, как и несколько последовавших выпусков «Архива». Что касается компиляции «Зажги во мне огонь», то именно она и послужила начальным капиталом моего пристрастного (по сей день!) увлечения творчеством Джима Моррисона и «The Doors». Это были восемь песен: две – с упомянутого дебютного альбома 1967 года («Light My Fire» и «The End»), две – с последнего альбома 1971-го («Love Her Madly» и «Riders On the Storm») и четыре – с альбома «Morrison Hotel», ставшего со временем, наряду с дебютным винилом 1967-го, моим любимым альбомом «The Doors». Это были песни «Waiting for the Sun», «You Make Me Real», «Roadhouse Blues» и «Blue Sunday». Диск «Мелодии» был запилен до дыр и открыл глаза (а точнее, уши) на многие, до той поры не казавшиеся столь уж важными, вещи. Помимо прочих достоинств, релиз сопровождала большая информационная статья Андрея Гаврилова о «The Doors» — а информация до появления Интернета, да ещё в условиях «железного занавеса» (пусть и основательно проржавевшего) ценилась порой выше золота.

Doors-7

В начале девяностых годов творчество Джима Моррисона завладело мной уже в полную силу. Масла в огонь подлил, ясное дело, вышедший в 1991-м художественный фильм Оливера Стоуна «The Doors», в котором роль мятежного Джима, представшего пылающим изнутри городским шаманом, исполнил Вэл Килмер. Фильм базировался на книге Джерри Хопкинса и Дэнни Шугермана и породил весьма мощные сердечные вибрации. Помню, года через полтора-два я гонялся за продававшимися в ларьках возле метро болгарскими кассетами «The Doors» (наиболее качественным и ценным считал сборник «13») и приобрёл замечательную книгу «Джим Моррисон: Стихи, песни, заметки», составленную и переведённую С.Климовицким. Собственно, на этом фундаменте я и впитывал магию группы. Когда появилась возможность приобрести в рок-магазине прошнурованные кожаные штаны с наикрутейшими, выжженными на массивных пуговицах индейцами, без раздумий выложил продавцу кровные заработанные – и в этой покупке тоже просматривалось несомненное влияние Моррисона, что уж там греха таить.

Doors-5

Чаще всего в магнитофон, выступающий подобно мифической горе из облака сигаретного дыма, мною загружалась кассета с пятым студийным альбомом «The Doors», имевшим в ту пору хождение с тяжеловесным, двойным названием (каждая сторона – со своим, как два разных цикла): «Hard Rock Cafe / Morrison Hotel». Этот альбом создавался в обстановке небывалого социально-политического оживления: 21 июля 1969 года американцы осуществили первую в истории человечества высадку на Луну. Массовая культура переживала пик самой настоящей психоделической революции, ощутимо раздвинувшей творческие горизонты. В то же время, полмиллиона соотечественников Джима Моррисона и его друзей находились с военной миссией в Южном Вьетнаме, где к тому времени уже сложили головы тридцать тысяч солдат США. Фронтмен «The Doors» отозвался на военную агрессию во Вьетнаме антимилитаристской поэмой «Американская молитва», стараниями коллег по группе обзавёлся двухметровым чернокожим телохранителем (из-за того, что Моррисон часто прикладывался к бутылке, он постоянно рисковал угодить в пьяную драку), сочинял стихи и песни, вёл дневник, весело проводил время со своей музой Памелой Курсон и, в целом, «держал хвост пистолетом». Что касается группы, то тут дела шли не столь радужно. Предыдущий альбом «The Doors», получивший название «The Soft Parade» и выпущенный в июле 1969 года, должен был стать для группы эдаким битловским «Сержантом Пеппером», но должного коммерческого успеха, увы, так и не снискал. Звукозаписывающая компания «Elektra», подсчитав убытки, настаивала на выпуске концертной пластинки к Рождеству 1969-го, но музыканты поскребли по сусекам, заставив неожиданно сбрившего разбойничью бороду Моррисона как следует переворошить его многочисленные записные книжки, и в ноябре 1969-го направились в студию записывать новый альбом.

Ключом стал ритм-энд-блюзовый боевик «Roadhouse Blues», поскольку было решено отойти от слегка приевшейся театрализации и, напомнив о себе прежних, встретить новое десятилетие в старом-добром рок-н-ролльном стиле. Что и было сделано – с двусмысленным выкриком «Let it roll, baby, roll!» и изрядно перчёными испанскими словечками. На первую сторону пластинки (которая изначально всецело должна была называться «Roadhouse Blues») также попала выведенная в своё время за скобки психоделическая баллада «Waiting for the Sun» (не вошедшая в одноимённый альбом 1968 года), форсированный буги-вуги «You Make Me Real» с салонными клавишными и молодецким гиканьем, тревожная фанковая «Peace Frog» с буквально «хлюпающим кровью» текстом и стихотворной вставкой про окровавленных индейцев на предрассветном шоссе, нарочито эстрадная, чуть ли не пародийная релакс-тема «Blue Sunday» (одно из многочисленных посвящений Памеле Курсон) и многозначная джаз-роковая «Ship of Fools» с мультикультурными отсылками в декорациях Дюрера и Босха и с глумливой строчкой про «людей, разгуливающих по Луне». Вторая сторона открывалась морским кантри-опусом «Land Ho!» с замечательной портретной историей про просоленного ветрами дедушку-китобоя с улыбкой, сверкающей серебром, и вересковой трубкой. Далее в трек-листе – шпионский блюз «The Spy» с образом, навеянным книгой писательницы-эротоманки Анаис Нин «Шпион в доме любви», украшенная джазовыми звуками электронного пианино повествовательная «Queen of the Highway», буквально сочащаяся столь обожаемым Моррисоном патриотическим пафосом, любовная мантра «Indian Summer» родом из 1966 года, не попавшая в дебютный альбом «The Doors» и – завершающая пластинку разнузданная, пропахшая алкоголем и сексом на заднем сиденье автомобиля рок-тема «Maggie M’Gill», перекликающаяся с «Roadhouse Blues» и с тем же приглашённым басистом Лонни Мэком.

Doors-4

Специально для этого альбома была устроена фотосессия в помещении реально существовавшей в Лос-Анджелесе захудалой гостиницы «Моррисон». Выпускающий лейбл настаивал на более коммерчески привлекательном названии диска – «Hard Rock Cafe», и итогом переговоров явился изощрённый компромисс: каждой стороне пластинки было присвоено своё название, а на обложку вынесли концептуальное фото «Morrison Hotel» с соответствующим логотипом. Впервые за историю «The Doors» к альбому не было выпущено ни одного сингла, и фэны получили весь трек-лист в едином, что называется, комплекте. 17 января 1970 года музыканты «The Doors», сбросив ставшие привычными для публики трагические маски, отправились в отвязный концертный тур «Roadhouse Blues» в поддержку новой пластинки, вышедшей 1 февраля и нашедшей весьма приличный покупательский спрос. 12 декабря 1970 года в Нью-Орлеане состоялся последний концерт классического состава группы «The Doors», который Джим не смог довести до конца в виду окончательно подорванного алкоголем здоровья. Всё больше дистанцируясь от коллег и вообще от людей, Моррисон запишет с группой в январе 1971 года ещё один альбом – «L.A. Woman», увенчанный великой эпической балладой «Riders On the Storm», уедет вместе с плотно к тому времени подсевшей на героин Памелой в Париж работать над книгой стихов, где 3 июля 1971-го умрёт от сердечного приступа и будет найден бездыханным в ванной собственных апартаментов, куда его притащат из ночного клуба «The Rock 'n' Roll Circus» два знакомых наркодилера. Сама Памела Курсон ненадолго переживёт любимого мужчину и умрёт в Лос-Анджелесе от героиновой передозировки в том же, что и Джим, 27-летнем возрасте, 25 апреля 1974 года. Мёртвого Джима Моррисона, кроме Памелы, никто не видел, что в итоге дало ход легенде о бегстве мизантропичного и равнодушного к шумной славе фронтмена «The Doors» в Восточную Африку, где он, возможно (кто знает наверняка?) проживает до сих пор, никем так и не узнанный.

Русскоязычных слушателей начертание названия альбома «Morrison Hotel» поневоле может натолкнуть на размышление, чего же в действительности ХОТЕЛ лидер «The Doors». Известно, что группа была создана ради того, чтоб заработать миллион долларов. Жизнь показала, что когда пресловутый миллион был заработан, Моррисону это уже было глубоко безразлично. Отношения Джима с публикой, да и с людьми вообще, говорят об исключительной интровертности фронтмена «The Doors», а стало быть, он изначально был потерян для шоу-бизнеса – возьмём для примера хотя бы историю с коммерчески провалившимся альбомом «The Soft Parade», который, напротив, сам Моррисон очень высоко ценил. Все радиохиты группы – фактический компромисс со звукозаписывающим лейблом, а почти все глубинные прорывы остались за скобками массового понимания. Хождение по краю реальности, склонность к шаманизму, сексуальная одержимость… Вспомним случай, когда в 4-летнем возрасте Джим стал свидетелем автокатастрофы в штате Нью-Мексико, в результате которой из разбившегося грузовика на дорогу выпали изувеченные тела индейцев. Моррисон впоследствии был уверен в том, что души нескольких умирающих индейцев вселились в него. Возможно, он всю жизнь хотел выпустить наружу бушевавший в нём и раздирающий тело на атомы дикий пожар?.. Во всяком случае, поздние записи «The Doors», к которым относится и рассмотренная нами сегодня пластинка, а также весь корпус поэтических работ великого поэта и взломщика реальностей Джима Моррисона, говорят исключительно в пользу такого предположения. Он просто хотел попробовать мир на вкус и на ощупь. А затем, не рассчитав силы, снова вырвался на свободу. Но кайфом Джим поделиться успел, этого у него было при себе с избытком.


THE DOORS – «MORRISON HOTEL» (1970). ССЫЛКИ И ДОКУМЕНТЫ:

Пластинка «Morrison Hotel» для бесплатного прослушивания

ВИКИПЕДИЯ: альбом «Morrison Hotel»

ДЖЕРРИ ХОПКИНС, ДЭННИ ШУГЕРМАН – «Никто из нас не выйдет отсюда живым» (текст книги)

СТИВЕН ДЭЙВИС – «Джим Моррисон: Жизнь, смерть, легенда» (текст книги в переводе В.Вавикина)

АНАСТАСИЯ РУДЕНСКАЯ – «Шаман. Скандальная биография Джима Моррисона» (текст книги)

Подборка книг и исследований о Джиме Моррисоне и группе «The Doors»

АЛЬБЕРТ ГОЛДМАН – «The End: Загадка смерти Джима Моррисона»

Тексты и переводы всех песен группы «The Doors»

Doors-6

«ROADHOUSE BLUES»

(Jim Morrison)

Yeah!

A-keep your eyes on the road, your hand upon the wheel.
Keep your eyes on the road, your hand upon the wheel.
Yeah, we're goin' to the Roadhouse, gonna have a real, a good time.

Yeah, at the back of the Roadhouse they got some bungalows.
At the back of the Roadhouse they got some bungalows.
And that's for the people who like to go down slow.

Let it roll, baby, roll.
Let it roll, baby, roll.
Let it roll, baby, roll.
Yeah, let it roll — all night long.

Do it, Robby, do it!

You gotta roll, roll, roll,
You gotta thrill my soul, all right...
Roll, roll, roll, roll,
Thrill my soul.

You gotta beep a gunk a chucha
Honk konk konk
You golta each you puna
Each ya bop a luba
Each yall bump a kechonk
Ease sum konk
Ya, ride.

Ashen lady,
Ashen lady,
Give up your vows,
Give up your vows.
Save our city, save our city
Right now!

When I woke up this morning I got myself a beer.
When I woke up this morning and I got myself a beer.
The future's uncertain and the end is always near.

Let it roll, baby, roll.
Let it roll, baby, roll.
Let it roll, baby, roll.
Let it roll, hey — all night long!


Релиз статьи состоялся 11 июля 2015 года на сайте http://igor-shamarin.ru/


Поделиться с друзьями:
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • Twitter
  • Myspace
  • Google Reader
  • LinkedIn
  • email
  • Delicious
  • Digg
  • Tumblr

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповестите меня