МЕЛЬНИЦА — «Зов крови» (2006)

1. НЕВЕСТА ПОЛОЗА
2. ЗОВ КРОВИ
3. ДВЕРИ ТАМЕРЛАНА
4. ТРАВУШКА
5. СЕСТРА
6. ПОЛНОЛУНИЕ
7. СКАЗКА О ДЬЯВОЛЕ
8. ДРАКОН
9. АЙ, ВОЛНА
10. ВОРОЖИ
11. ОГОНЬ
12. ЛЕНТА В ВОЛОСАХ
13. БЕЛАЯ КОШКА
14. РАПУНЦЕЛЬ

Наталья О`Шей (Хелависа) – вокал, кельтская арфа, кастаньеты
Алевтина Леонтьева – вокал (5, 6, 10), бэк-вокал
Алексей Сапков (Чус) – гитара
Сергей Заславский – флейта, мелодика, калюка, альт-саксофон, аккордеон, low whistle
Александр Степанов (Грендель) – гитара
Алексей Кожанов (Грин) – бас-гитары, трещётка
Алексей Орлов – виолончель
Дмитрий Фролов (Фрол) – барабаны, боуран
Алексей Тарасов (Альтар) – директор
Алексей Аржанов (Доктор) – звук в зале
Алексей Зиновьев (Дизастер) – звук на сцене

Слова и музыка – Хелависа (1-3, 7, 8)
Слова – Ольга Лишина и Хелависа, музыка – Хелависа (5, 9, 11, 12)
Слова – Алевтина Леонтьева, музыка – Хелависа (10)
Слова и музыка – Алевтина Леонтьева (6)
Слова и музыка – Алексей Сапков (4)
Слова – Татьяна Лаврова, музыка – Хелависа (14)
Слова и музыка – Юлия Клаузер (13)

Альбом записан в студии МДМ в июне-ноябре 2006 года.
Запись и сведение – Иван Евдокимов, мастеринг – Владимир Овчинников.

Чтобы прочувствовать и оценить по достоинству творческий вклад группы «Мельница» в общий культурный процесс, обратимся сначала к корням. А именно – попробуем совершить экскурс в историю музыкального направления, которого придерживается названный коллектив. Принято считать, что понятие «фолк-рок» возникло в середине 60-х годов прошлого века — после того, как Боб Дилан начал исполнять свои песни в сопровождении группы (всем интересующимся историей великой Эпохи Фолк-Возрождения рекомендую подробное 5-томное исследование Валерия Писигина «Очерки об англо-американской музыке 50-х и 60-х годов ХХ века»). Синтез музыкального фольклора и традиционной рок-основы явил миру новый культурный вектор, прокатившись мощной волной по США и Европе. Будучи заглушённым в семидесятые годы рёвом электрогитар и модными электронными ритмами, фолк-рок получил своё второе воплощение где-то на самом стыке 70-х и 80-х. Тогда же, кстати, к глобальному фолк-роковому движению начали присоединяться и группы из СССР. Коснёмся этой темы более детально.

Я думаю, у нас всё началось с «Песняров». Хорошо помню их цветной постер над своей детской кроваткой (усатые дядьки в расшитых этнических рубахах, стоящие по пояс в цветущих травах, с красивыми гитарами наперевес), приклеенный отцом по соседству с постером «Deep Purple» и портретом Мика Джаггера. В песнях ранних «Песняров», берусь это утверждать, теплилась та самая, корневая рок-магия, основанная на местном фольклоре, а прорастала она из правильных, практически блэкморовских гитарных риффов. В этот же ряд поставим, пожалуй, замечательный ВИА «Ариэль», а также – группы «Яблоко» и «Кукуруза». Середина и конец 70-х – это, несомненно, диски Владимира Высоцкого, записанные как в тесном сотрудничестве с французскими аранжировщиками, так и с ансамблем «Мелодия» под управлением Гараняна (особенно отметим в нашем контексте общеизвестные баллады в традиционно народной стилистике), оказавшие безусловное влияние на развитие музыкальной культуры в России и, касаемо того же периода — диск Александра Градского «Русские песни», записанный в 1976-78 гг. и изданный фирмой «Мелодия» в 1980-м. Своей сюитой на тему народных песен Градский, по сути, открыл дорогу своим более молодым последователям. Далее рамки жанра заметно расширялись: вспомним хотя бы оригинальные баллады Сергея Рыженко, а также постоянное обращение к фольклору молодого Б.Г. и забавные стилизации практически на всех альбомах не по годам взрослевшего «Аквариума», нашедшие своё подлинное воплощение на, возможно, самом значительном и зрелом релизе начала 90-х, явленном формацией «Б.Г.Бэнд» — «Русский альбом». Отечественный фолк-рок в восьмидесятые годы – это, фрагментарно, и «Воскресение», и «Тамбурин», и «ДДТ», и «Калинов мост», и «Облачный край». Отметим в этом же ряду творчество Андрея Мисина (альбом 1988 года «Чужой»), «Трилистник» Дюши Романова, группы «Выход» и «Ноль», акустические записи Янки Дягилевой, экзистенциальные прозрения Егора Летова в рамках проекта «Коммунизм», этно-эксперименты 89-90 гг. Жанны Агузаровой.

Так же, как феномен Высоцкого оказал на рубеже 70-80-х годов существенное влияние на развитие песенного жанра в стране (рок-музыка, понятное дело, не стала исключением!), факт трагического ухода в феврале 1988-го вестника «времени колокольчиков», феноменально одарённого рок-барда Александра Башлачёва породил новую волну обращения к Слову (а стало быть, к корням национальной песенной культуры) в отечественном музыкальном движении конца восьмидесятых-середины девяностых годов. Достаточно назвать хотя бы колоссальное поэтическое становление Константина Кинчева, лидера группы «Алиса» (вспомним в этой связи несомненные фолк-роковые аллюзии в песнях, составивших концертную программу «Шабаш», а также более поздние работы коллектива). Стоит отметить, в свой черёд, третью волну групп, «околдованных фолком»: «Рада и Терновник» (этно-психоделик), «Адо», «Оптимальный вариант», киевские «Воплi Вiдоплясова» и «Вiй», Инна Желанная и «Альянс» (предвестье блестящей вереницы сольных дисков Инны – культовая работа с «Альянсом» — «Сделано в белом», 1990 г.), потрясающий совместный проект начала 90-х гр.«Весёлые картинки» с казачьим хором «Символ веры», диск «Этнические опыты» (1990) группы «Вежливый отказ», львиная доля репертуара Ольги Арефьевой и группы «Ковчег» (и как два ярчайших примера в этой связи – альбом «Колокольчики» 1994 г. и вокальный дуэт Ольги с Милой Кикиной). Список можно расширить, вспомнив периодическое обращение к фолк-звучанию таких групп, как «Монгол Шуудан», «E.S.T. », «Дикая Охота» Сергея Калугина, «Неприкасаемые», и даже «Любэ» с «Сектором Газа».

В середине девяностых – начале двухтысячных годов отечественная фолк-рок сцена заметно расширилась: по сути, произошла смена контр-культурных ориентиров, и повальное увлечение, скажем так, «доморощенным сатанизмом» (как своеобразный атавизм эпохи hard`n`heavy) постепенно, но уверенно переросло в неоязычество и, как следствие – в поиск утраченной корневой системы. На плодородной почве тотальной глобализации, ролевых игр, маленьких акустических клубов, волне возросшего интереса к славянскому и кельтскому фэнтези, а также бесчисленных тематических фестивалей и музыкальных форумов, был взращён современный отечественный фолк-рок. Ныне он как никогда многолик и разнообразен, в качестве примера вспомним таких представителей жанра, как: «Tintal» (кельтский рок), «Тол Мириам» (фолк-бард-рок), «The Dartz» (поп-фолк), «Ва-Та-Га» (арт-фолк на основе северных народных песен), «Календарь» (фолк-рок), «Тролль Гнёт Ель» (пивной фолк), «Ветер Воды» (неофолк), «Вилы» (фолк-рок), «Боянов гимн» (фолк-металл), «Седьмая вода» (пост-фолк), «Пелагея», «Дорога Водана» — и это, конечно же, только малая их часть, согласно Энциклопедии персоналий Алёны Гаспарян «Кто есть кто в мире фолка». Хотелось бы отметить, говоря о российском фолк-роке, и стартовавший в марте 2002 года проект «Археология», собравший под своим крылом основные творческие силы направления.

Время показало, что наиболее яркой из всех современных отечественных фолк-рок групп стала московская группа «Мельница». Пройдя, в общем-то, традиционный путь становления, совершенствуя звучание и меняя состав участников от программы к программе, коллектив в 2005 году совершил чудесный прорыв, закрепив его в конце 2006-го по-настоящему великим альбомом – «Зов крови».

А впервые я услышал (точнее сказать, увидел и услышал) «Мельницу» благодаря телеверсии фестиваля «Крылья»-2004, состоявшегося в Лужниках 24 июля 2004 года: красивая молодая женщина в бирюзовом платье энергично исполняла в окружении многочисленных музыкантов песню «Ночная кобыла» — единственный широко известный тогда собственный хит. Вспоминая то время, можно отметить пару живых эфиров программы «Воздух» с «Мельницей» (общее впечатление – неокрепший, но прорастающий в совершенство «студенческий» фолк) – этим всё и ограничилось. Лишь в декабре 2006-го, купив любимой Олесе к её Дню рождения только что вышедший диск «Зов крови» (сокращённое, массовое издание без двух последних песен и с иным оформлением), а вместе с ним «Дорогу сна» с «Перевал», я, наконец, подробно ознакомился с творчеством Хелависы и её музыкантов. Причём, первое прослушивание состоялось таким образом: подряд, одна пластинка за другой, в обратном хронологическом порядке — «Зов крови» — «Перевал» — «Дорога сна». Ранние записи, в принципе, понравились, но, всё-таки, лишь фрагментарно: так или иначе, слух очень чутко воспринимал все шероховатости и недоработки, тот самый «студенческий» саунд. И особенно это было слышно в режиме обратной хронологии. Стало ясно: пластинка «Зов крови» явилась, по своей сути, переломной вехой в развитии группы, когда, как говорится, все звёзды сходятся.

В начале 2007 года я купил на «Горбушке» издание с полной версией альбома, и тогда он был явлен уже во всём своём совершенстве. В целях экономии места не стану касаться здесь каждой песни альбома (пусть это в своей части обзора сделает Олеся), отмечу лишь позабавившие меня ещё при первом прослушивании музыкальные аллюзии: в «Зове крови» отчётливо послышался, как слышится до сих пор, молодой Костя Кинчев (нечто вроде «Жар Бог Шуга» в акустике 1988 года), «Невеста Полоза» фрагментарно пробудила в сознании как песню «Любэ» «Позови меня тихо по имени», так и песенку Мамы-козы из культового кукольного мультфильма моего детства «Волк и семеро козлят на новый лад» («Надо сидеть, слышите вы, тише воды, ниже травы…»), а в «Волне» послышалась оригинальная фишка из песни «Promises» группы «The Cranberries».

17 февраля 2007 года мы с Олесей сходили в СДК МАИ на большой сольный концерт «Мельницы» под названием «Лучшее в акустике» (16 числа там же был представлен диск «Зов крови», но мы, всё-таки, выбрали вечер лучших песен). Концерт, к слову, был лишь отчасти акустическим, а в основной своей массе был сыгран самый что ни на есть «Greatest hits», специальные гости программы – ансамбль народной музыки «Карагод». Очень выигрышно смотрелся дуэт Хелависы и Алевтины (снова бирюзовая гамма практически воздушных концертных платьев и — о, да! — чарующая пластика!), посреди сцены – кельтская арфа внушительных размеров, вызывающая своим видом воистину мистический трепет. С пластинки «Зов крови» музыканты исполнили «Невесту Полоза» (целых два раза за вечер), «Травушку», «Полнолуние» и «Ворожи». Концерт запомнился и окрылил, тем более, незадолго до него выяснилось, что штатным звукорежиссёром в «Мельнице» сейчас работает мой старинный институтский приятель doctor_ar — душевно с ним пообщались прямо в зрительном зале по окончании выступления, в то время как музыканты, сидя на краю сцены, раздавали самым преданным поклонникам автографы.

Суммируя всё вышесказанное, хочется от души поблагодарить музыкантов группы «Мельница» за этот глоток свежего воздуха – по-настоящему значительный, своевременный и прочувствованный альбом под названием «Зов крови». Альбом, который (я уверен) ещё долгое время будет околдовывать всё новых слушателей и почитателей. В нём – подлинная магия творчества, чистая энергия и волшебство. Тот самый фолк-рок, каким его хочется слышать.

Обзор альбома «Зов крови» от 0lesja_0lgerd:

Я уже не помню, когда и при каких обстоятельствах впервые услышала «Мельницу». Вероятнее всего, это произошло году в 2004, и скорее всего – при прослушивании «Нашего Радио». Даже не помню, какая песня тогда звучала – но вот понравилась же, привлекла внимание к названию группы.

И вот однажды, дай Бог памяти, осенним, кажется, слякотным днём того же 2004 года, я ждала у метро подружницу lelene, которая в то время курьерствовала, — ждала, говорю я, зябла, и вдруг из музыкального ларька неподалёку, прямо из выведенной на улицу колонки, полилась невообразимо чудесная мелодия, как нельзя больше подходившая и к сероватому туманному дню, и к ощущению суровой грусти. А потом в мелодию вплёлся женский голос, и я пошла на него, как зачарованная. «Скажите! – выпалила я в спину продавцу, здоровенному бритоголовому мужику в косухе, с явно перебитым носом и ужасно байкерским видом,- а вот что это у вас играет?» Мужик перестал перебирать диски, смерил меня взглядом типа «ох и зелёная нынче молодёжь…» и с достоинством ответил: «Мельница». И вот тут я совершенно по-дурацки разулыбалась, и выпалила быстрее, чем подумала: «Я так и знала!» Мужик посмотрел на меня с некоторым недоумением – знала, мол, так чего спрашивала? Не могла же я объяснить, что слышала всего одну песню исполнительницы, но с таким узнаваемым «характером», что вычислила вторую примерно так же, как литературоведы определяют принадлежность текста писателю по его стилю. Необъяснимо-чарующее воздействие оказал на меня, как выяснилось, трек «Воин вереска». Диск я купила на почти последние в тот момент деньги. Назывался он «Дорога сна».

Ленка уже ждала меня на условленном месте, и конечно же я дала ей диск – послушать, и она потом сделала мне восхитительный подарок на день рожденья – билет на концерт «Мельницы», который состоялся 14 декабря, через два дня. Я воочию увидела волшебную певунью, Хелавису-Наталью, и была покорена её пластикой, её грацией, и её умением общаться с залом – как добрая хозяйка, ни один гость которой не остаётся без внимания и ласки.

Потом был диск «Перевал», который я вовремя не купила, и потому на некоторое время потеряла группу из вида; в 2005—2006 году я преодолевала свои перевалы, и мне было не до музыки. Но в декабре 2006 мой любимый подарил мне новый альбом «Мельницы» — «Зов крови», и альбом этот стал для нас обоих открытием в ещё большей степени чудесным, чем когда-то для меня «Дорога сна».

Невеста Полоза. Ударяет барабанщик, и немедленно вступает флейта: начинается колдовство. Первая же строка песни – точно начало сказки, точно слова заговора: «Ай, то не пыль по лесной дороге стелется…» Древняя магия уподобления: так раньше нанизывали образы – «То не три вылетали сокола, то повыехали в чисто поле три богатыря… То не тёмен лес поднимается – то рать вражия собирается…» И дух захватывает от неторопливости и таинственной силы повествования.

Пылью под пологом голос мне Полоза слышится…
Полные голода очи-золото в пол-лица…
Он зовет меня вниз:
«Родная, спустись,
Обниму в тридцать три кольца!»

С детства обмирала от жути, читая бажовский сказ о Великом Полозе — тот самый момент, когда сидящие у ночного костра ребятишки-золотоискатели видят, как подошедший неведомый человек («Лицо желтое, в окладистой бороде, а борода вся в тугие кольца завилась. Так и видно, не разогнешь их. Только глаза зеленые и светят, как у кошки. А смотрят по-хорошему, ласково…») преображается: «И вот видят ребята — человека того уж нет. Которое место до пояса – все это голова стала, а от пояса шея. Голова точь-в-точь такая, как была, только большая, глаза ровно по гусиному яйцу стали, а шея змеиная. И вот из-под земли стало выкатываться тулово преогромного змея. Голова поднялась выше леса. Потом тулово выгнулось прямо на костер, вытянулось по земле, и поползло это чудо… а из земли все кольца выходят да выходят. Ровно им и конца нет…» Гибкий, женственный голос Хелависы поёт о не менее таинственном явлении змеиного царя девушке, не ко времени отправившейся в лес, о завороженном любовании красотой и опасностью, об отчаянном страхе девушки, понимающей, что никуда ей не деться от царственного похитителя, но умоляющей своего земного возлюбленного беречь её, держать в своих объятиях, защитить от хищной и могучей страсти, устоять перед которой невозможно, но поддаться которой – смерти подобно. Одна из сильнейших песен, производящих почти дурманящий эффект. И заслуга в том не только Хелависы, но и музыкантов – слаженный мужской и женский бэк-вокал, лёгкая и светлая музыка, точно золотистая деревянная резьба, точно свет в листве, точно золотые глаза, переливающиеся на солнце.

Зов крови дал немного передохнуть после впечатления от первой песни. Мне этот трек показался любопытным образцом «валькирийства» Хелависы: когда хрупкая девушка поёт о том, что «расползается, тлея, ткань бытия; ярость светла, словно факел, клинок!» это выглядит как-то особенно трогательно. Имхо. Я не спорю: Хелависа убедительна, яростна, экстатична… но это – не её магия. Как мне кажется, успешнее в этом стиле была выполнена песня «На север!» С другой стороны, музыкальная составляющая в «Зове крови» безупречна, как и во всех остальных песнях этого альбома.

Двери Тамерлана я услышала в первый раз совершенно в другой аранжировке, без арфы, и та версия, каюсь, нравится мне больше, потому что её я слушала дольше. Вариант с «Зова крови» ещё более похож на колыбельную, ещё более нежен, чем ранее – ещё более воздушен и бесплотен. Тем не менее, трек восхитителен для расслабленного созерцания ночных степей.

Травушка — второй после «Невесты Полоза» безусловный хит альбома. Радостная танцевальная мелодия, дразнилка-жалейка так и манят ноги в пляс. Необъяснимым образом оказывается, что текст песни – гневная жалоба, и как так получается, что сплетаются танец и боль, отчаяние и надежда – ведомо только нашим славянским предкам:

Сколько раз я видела пожар-пепелище,
Сколько я ночей сна не знала.
Сколько мое сердце ошибалось, но все ищет –
Да судьбы своей не узнало!

Сестра построена по тому же принципу, что и обрядовый диалог на свадьбе, когда две поружки с любовью описывают красавицу невесту: «У сестры моей косы светлые, косы цвета льна. У сестры печаль безответная – видно, влюблена. Косы светлые, косы длинные, ленты-кружева – словно перышки голубиные, да ненужные». Сменяющие друг друга девичьи голоса, переплетённые, как ленты в волосах, создают сложный ритмический рисунок и один из самых удачных дуэтов Хелависы и Алевтины Леонтьевой. Музыканты ухитряются, оставаясь в рамках «национального колорита» в буквальном смысле заигрывать и с джазовой стилистикой, предполагающей известную долю импровизации.


Полнолуние начинается с ритуального боя барабанов (обратим внимание, что в связи с этим альбомом очень стойки ассоциации с ритуальными и обрядовыми действиями — и это не случайно, поскольку в данном случае, крепка связь с традицией в лучшем значении этого слова: с традицией, как с верностью кровному родству и вере). Музыка строга и серьёзна. Поёт молодая женщина, обращающаяся к Луне, своей сестре, просящая её покровительства на предстоящем пути: «Покажи мою дорогу /Силой надели сполна /Проведи меня немного /Дальше я пойду одна...»

При первом прослушивании немного озадачивает странный казус родства: в тексте звучит «Ты, Луна, – отец шаману — мне приходишься сестрой». Впрочем, учитывая особенности шаманических камланий, при которых кам (мужчина-шаман) или удаган (женщина-шаман), обращались к небесному светилу, ничему удивляться не приходится: кам говорил «Отец Месяц», удаган призывала «Сестру Луну».

О создании Сказки о Дьяволе сама Хелависа довольно ясно сказала: песня «с колоритом олив, луны, чеснока, морских волн». Под стать классической мельничной балладе «Королевна», песня отличается неспешностью повествования, эпичностью размаха и глубиной лирического переживания. Уходя в морское странствие, герой и не подозревает, что его место подле любимой занимает дьявол, пленённый её красотой. И вот перед героем нешуточая проблема — стоит ли возвращаться, воскресая из без вести пропавших, «...если вместо меня живет Дьявол, мои песни поет тебе Дьявол?..»
При прослушивании вспоминается стихотворение Николая Гумилёва «Умный Дьявол»

Дракон — роскошная картинка в стиле «саксон-фэнтези»; будь она иллюстрацией, это была бы миниатюра в «Великолепном Часослове герцога Беррийского»:

А герои пируют под сенью
Королевских дубовых палат,
Похваляясь за чашею хмельной,
Что добудут таинственный клад,
И не поздней Рождества...

Это не сумрачный страшный Змей с первого альбома «Мельницы» (на стихи всё того же Гумилёва) — это прекрасное горделивое создание древних легенд, «безмерно опасен, безумно прекрасен» — и это лучшее на свете колдовство!

Третий безусловный хит альбома — Ай, волна. Пронзительная, трагическая песня, женская жалоба над обрывистым берегом, и после того, как выплеснется она из стеснённого сердца, иного пути не остаётся, как только шагнуть с обрыва: «Ай, волна, возьми меня! Ай, прими меня! Ай, волна, ай…» Невозможно слушать её равнодушно, стоит лишь прислушаться к тексту. Если в «Травушке» героиня, изведавшая многие множества горестей, обращается в лучших традициях народного фольклора и к травушке, и к перепёлке, и к речке-сестре, ища у них защиты и покровительства от жестокого мира, то никакие духи здешнего мира уже не помогут героине «Волны» в противостоянии суровой реальности: «Незрячая я... бездетная я...»

После трагического надрыва предыдущей песни, трек Ворожи (четвёртый хит!) звучит особенно значимо. Идёт ворожба на любовь, предсказание будущего; даже несмотря на происходящие в мире войны, пожары и расставания, никуда не уходят любовь, счастье и опасение «судьбы своей не узнать». И зеркало воды показывает истинную правду: «вот подходит парень ближе, деве подаёт кольцо...»

Огонь — буквальный рассказ о сотворении возлюбленного «из того, что было». А были — слова, вино, трава, огонь, надежда да сны... Как Элиза из андерсоновской сказки плела волшебные рубашки из крапивы, в кровь рассекая руки, так героиня создаёт своего красавца-князя, ворожит ему, дорожит им, отдавая ему душу. И в недобрый час разлучница пытается увести приручённое пламя — «Обернётся огнём мой князь, вспыхнут порохом дом и лес!» Последняя из колдовских песен альбома.

Лента в волосах уже более спокойна и «стилизована»; мудрым решением было поставить её завершающей композицией альбома. Хотя фактически в песне поётся о затерянности всё в тех же широтах, которых нет на карте (так могла бы петь Пенелопа, унесённая волнами от Одиссея, или ждущая своего возлюбленного дева, не обольстившаяся Дьяволом), музыка всё так же танцевальна и легка. Загадка совмещения страданий и пляса в творчестве многих российских музыкантов может быть выражена, наверно, есенинской строчкой: «есть тоска весёлая в алостях зари!».

Белая кошка — и впрямь прелестная колыбельная, под которую может вырасти не одно поколение не только поклонников фолка вообще и «Мельницы» в частности, но и вполне себе обычная ребятня. Очень нарядная и легко запоминающаяся мелодия, особенно в припеве: «Буду я сидеть в твоей колыбели, Да петь колыбельныя, Чтобы колокольчики звенели, Цвели цветы хмельныя!..»

Рапунцель — песня, знакомая ещё по дебютному альбому группы. В свежей аранжировке она засветилась новой прелестью; за прошедшее время голос Хелависы стал глубже и женственнее, а ритм песни — более живым и заводным.

Что можно сказать, подводя итоги? Думается мне, потому так радостно реагирует на альбом сердце, что интуитивно чувствуется: это своё, родное, незаёмное. Не стилизация, не гламурный «алярюсс», а самое что ни на есть русское, славянское, кровное. В привычном звуке, ладное на вдохе-выдохе именно в том ритме, в котором с малолетства привыкаешь говорить и дышать. У группы «Мельница» большое будущее – если она сможет продолжать хотя бы примерно на уровне «Зова крови».

10 ноября 2007 г.


МЕЛЬНИЦА – «ЗОВ КРОВИ» (2006). ССЫЛКИ И ДОКУМЕНТЫ:

Алексей АНЦИФЕРОВ — «Новая кровь». FUZZ № 12/2006. Стр. 68-70.

«Наш новый альбом — наш лучший альбом». Эта фраза ни разу не прозвучала в интервью, но достаточно было взглянуть в глаза Хелависе, чтобы почувствовать энтузиазм музыкантов по поводу собственного материала. С новым составом МЕЛЬНИЦА на самом деле стала новой группой. Точнее, она, наконец, стала такой группой, которую её лидер всегда хотела видеть. МЕЛЬНИЦА вступила в пору зрелости, когда музыкальные идеи воплощаются с адекватностью, достойной первоначальной задумки. Альбом «Зов Крови» — ещё и проверка для поклонников. Готовы ли они расширить границы восприятия так, как расширили его музыканты любимого коллектива?

Без рамок в мозгах

Интересно, что первый хит №1 сочинил гитарист МЕЛЬНИЦЫ Алексей Сапков.

Алексей Сапков: Песня называется «Травушка», есть ещё одно название — «Перепёлка». Написана давно, в начале 2001 года, и первоначально планировалась к исполнению немного другим составом, но сейчас её поёт Хелависа. «Травушка» не входила ни в какие альбомы. Сейчас она переделана под наш текущий состав и звук.
Fuzz: В чём заключалась переделка?
Алексей: Во-первых, добавились бас и ударные, чего раньше не было. Вообще все песни переделаны под зальный «большой» звук. Мы перелопатили ритмические структуры, появилась жалейка. На ней играет наш духовик Серёжа Заславский. Ещё он учится играть на висле, духовой гармони, волынке, кугиклах.
Хелависа: Из старых песен, помимо «Травушки», мы переделали под нужды нынешнего состава песни «Дракон» и «Двери Тамерлана». В последней теперь звучит ирландская арфа и бэк-вокал. Всё остальное — новьё. Из новья одна песня была мною написана в 1995 году, но аранжировки дождалась только сейчас. Это «Зов Крови». Я её очень хотела сделать в МЕЛЬНИЦЕ, она интересная и для меня лично важна. К сожалению, в предыдущем составе это было невозможно, потому что песня ни разу не фолковая. Джаз-роковая, скажем так. Только сейчас она получилась.
Fuzz: На какой же состав ты рассчитывала, когда писала эти песни?
Хелависа: Эти песни можно было сделать как угодно. Они очень разножанровые. И в нынешнем составе, несмотря на то, что у нас есть определённые рамки инструментов, в плане мозгов у нас рамок гораздо меньше. И мы можем освоить разностилевость, разножанровость моих песен. Поэтому нам сейчас гораздо легче.

Конец молчания

Дальше уже идут вполне новые песни. «Ай, Волна» была написана мною на стихи Ольги Лишиной. Эту песню я написала, когда в группе у нас происходили многочисленные пертурбации, и мы собирались расставаться со старым составом. И эта песня стала для меня концом долгого молчания, полуторалетнего застоя, в течение которого мне не хотелось ни петь в группе, ни писать. А тут Ольга мне прислала стихи. История основана на рассказе Милорада Павича «Долгое ночное плавание». В ней есть ирландская арфа, на которой я играю. Эта песня была первой, аранжировку которой мы сделали нынешним составом. Поэтому она нам очень дорога.
Fuzz: В песнях на слова других авторов ты берёшь стихотворение целиком или подгоняешь текст под музыку?
Хелависа: По-разному бывает. Когда я писала музыку на стихи классиков, я брала целиком текст, — но у Гумилёва и у Йейтса есть абсолютно песенные стихи. А Оля приносит мне текст, и я говорю: «Вот это мне нравится, вот тут мы поменяем ритм, а тут, мне кажется, такие вот образы». В «Волне» практически не изменён текст. А в песне «Огонь» нужно писать: текст О.Лишиной и Хелависы, — там 50 на 50.

Цыганщина и дьявольщина

В «Волне» у нас появились грустные балкано-цыганские мотивы. А «Огонь»— энергично-мелодическая песня с волшебным, колдовским текстом. Так получилось, что концовка, которая была в стихе у Ольги, кардинально отличается от той, которой песня обзавелась в итоге. Печальный, но пассивный конец заменился на трагический, но активный. Там были строчки: «Другая тебя нашла / Другая за руку увела». Я думаю: что такое? И продолжаю: «Я её за то прокляла». И из этого выросла психоделическая кода. Продолжением средиземноморско-балканского колорита стала моя песня «Сказка о Дьяволе». Там есть восточные гармонии, гармонический минор. Можно сказать, «Сказка» вышла из моей поездки в Черногорию, но чрезвычайно опосредованно. Я хотела написать песню, в которой бы был колорит олив, луны, чеснока, морских волн, но не подозревала, что там появится дьявол. Я сначала думала, что песня будет об Одиссее, но дьявол — он приходит, и спорить с ним сложно. И поэтому он стал героем песни.

Эксперименты

Есть три очень важные песни на этом альбоме, где самую главную роль играет наша вторая вокалистка Алевтина Леонтьева. В первую очередь, это песня «Ворожи», у которой забавная история. Алевтина сама периодически пишет песни и тексты. И вот, она прислала мне текст, к которому у неё была музыка, но я эту музыку не слышала. Буквально в тот же вечер я села и написала на этот текст совершенно иную мелодию. Ребята её сделали. Помимо двух вокалов, интересно там то, что Сергей Заславский снова играет на жалейке.
Есть еще полностью Алина песня — «Полнолуние». Она сделана у нас в чертовски неудобной тональности до-диез минор. Ругаются все — музыканты, звукорежиссеры! Но песня действительно очень красивая, волшебная, с достаточно тяжёлым аккомпанементом, летящим вокалом. И там я тоже работаю бэк-вокал, а Сергей, играет на саксофоне. Дальше у нас дуэт с Алевтиной — «Сестра». И это тоже плод моего сотрудничества с Ольгой Лишиной. Эта песня славна тем, что у неё много раз меняется размер. В частности, основная тема идёт в чудовищном размере 13/8, над которым мы маялись репетиции три. Тем не менее, нам это удалось. Там есть и перекличка, и канон. И есть красивый семидесятнический грув проигрыша и кода.
Fuzz: Такая игра тональностями и размерами случайна, или на вас напала радость экспериментаторства?
Хелависа: Экспериментировать действительно очень интересно, поэтому мы используем в умеренных дозах и этнические инструменты, и странные размеры.
Fuzz: Учитывая твои вокальные возможности, странно, что вы пригласили вторую вокалистку.
Хелависа: Нет, не странно. Очень многие мои песни гораздо полнее, гораздо интереснее зазвучали со вторым голосом. И многие песни я писала изначально под два голоса. И некоторые вещи, которые логичней в записи звучат сольно, та же «Травушка», потому что она очень личная, в концерте, где совершенно другой настрой, звучит в два голоса. Потому что на концерте она более драйвовая. В «Невесте Полоза» и в «Огне» Серёжа играет на духовой гармони, она же мелодика. Это американский кантри-инструмент, который мы умудрились приспособить под свою музыку. «Невеста Полоза» получилась типичной «мельничной» песней. Она мелодичная, энергичная, волшебная... В ней тоже интересное многоголосье в припевах, канончики хитрые. Я надеюсь, что у нее достаточно большой потенциал.

Белая Кошка

Единственная песня с этого альбома, которая пришла к нам извне, — «Белая Кошка». Её написала замечательная певица и композитор из Петербурга Юлия Клаузер. Легендарная личность, вокалистка группы ЗЕЛЁНЫЕ РУКАВА и мой очень хороший друг. Песня совершенно прелестная и разбавляет насыщенное колдовское настроение альбома. Она тоже волшебная, но, в отличие от «Дверей Тамерлана» — взрослой грустной колыбельной, «Белая Кошка» — колыбельная детская. И мы постарались сделать аранжировку как можно более лёгкой, летящей, там тоже есть ирландская арфа. Баса и барабанов нет, зато есть ирландский бубен — боуран. На нём специально научился играть наш барабанщик Дмитрий Фролов. Мне страшно нравится эта песня, и я надеюсь, что она также станет и рекламой самой Юли. Она очень интересный и достойный, талантливый музыкант. Мне хотелось, чтобы тот факт, что мы исполняем «Белую Кошку», послужил, в первую очередь, на пользу ей. И, наконец, «Если Я Умру» на стихи Татьяны Абдульмановой. Наверное, в ней можно слышать весь мой рабочий диапазон.
Fuzz: А диапазон какой?
Хелависа: Полный — чуть больше трёх октав, рабочий — чуть больше двух с половиной. Я — сопрано, у которого очень много низких нот. То есть тембрально я сопрано, а по нотам очень глубокий альт.
Fuzz: Как ты думаешь, какое впечатление произведёт этот альбом, столь разнообразный в плане влияния различных мировых культур?
Хелависа: Я думаю, что, к сожалению, те, кто не вслушивался в МЕЛЬНИЦУ, а называют нас кельтской группой, будут продолжать это делать. А люди, которые вслушиваются, уже сейчас понимают, что мы не кельтская группа. И я надеюсь, что с выходом этого альбома они будут рассказывать своим друзьям, что МЕЛЬНИЦА играет фолк-рок вообще, точнее, — мельница-music. Я пишу песни в стиле мельница-music. Я надеюсь, что слушатели научатся не приписывать нас к какой-то культуре, а именно думать в терминах мельница-music. Уже пора, чтобы широкий слушатель знал, что такое «мельничный» стиль.

© А.АНЦИФЕРОВ


«ТРАВУШКА»

(Алексей Сапков)

Травушка расскажет мне о том, что случится,
Пропоёт мне песню ночную,
Ляжет мне рассветною росой на ресницы,
Расплетёт мне косу тугую.

Солнце взойдёт в огне,
Позовёт в дорогу далече,
Но не подняться мне,
Не лететь к нему да навстречу...

Сколько раз я видела пожар-пепелище,
Сколько я ночей сна не знала.
Сколько моё сердце ошибалось, да всё ищет —
Да судьбы своей не узнало.

Поздно ли, рано ли
Отыскать тропинку другую,
Чтоб из чужой земли
Возвратиться в землю родную...

Забери меня с собою ты, перепёлка,
Унеси в чащу глухую.
Стану серой птичкой незаметной — да и только,
Растоплю тоску ледяную.

Речка, моя сестра,
Примет и укроет волною,
Будет ко мне добра,
Разлучит навечно с бедою.


Впервые статья была опубликована её авторами Игорем и Олесей Шамариными 10 ноября 2007 г. в ЖЖ rock-meloman.


Поделиться с друзьями:
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • Twitter
  • Myspace
  • Google Reader
  • LinkedIn
  • email
  • Delicious
  • Digg
  • Tumblr

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповестите меня