ЖАННА АГУЗАРОВА – «Русский альбом» (1990)

Janna-1

1. МНЕ ХОРОШО РЯДОМ С ТОБОЙ
2. ВЕРНИСЬ КО МНЕ
3. ОРЁЛ
4. МАРИНА
5. ЗВЕЗДА
6. ЗИМУШКА
7. НЕЗАБУДКА
8. ПРИКОСНОВЕНИЕ К ЕСЕНИНУ
9. ИНДУСТРИЯ
10. ОДИН ПОЦЕЛУЙ МОРЯКА
11. ЛУЧ

Janna-3

Жанна Агузарова – вокал
Олег Костюкевич – гитара
Сергей Кумин – гитара
Павел Марказян – клавишные
Эдуард Платонов – клавишные
Игорь Пьянков – клавишные
Тамерлан Муртузаев – бас-гитара, гитара
Илья Спицын – бас-гитара
Евгений Лепендин – барабаны

Музыка: Ж.Агузарова (1-11), С.Пронин, Рушан (3)
Слова: Ж.Агузарова (1-11), А.Лопарёв, И.Спицын (2), Александр «Сталкер» Олейник (4,5,7,11)
Звукорежиссёр – А.Соколов
Записи 1989-90 гг.

Janna-2

У вандал-рок-банды «Бахыт-компот» в репертуаре есть симпатичный стилизованный твист под названием «Лола – королева рок-н-ролла». Героиня этой песенки, точнее сказать, её образ, ассоциируется у меня почему-то именно с ЖАННОЙ АГУЗАРОВОЙ. Вероятнее всего, из-за этой самой «королевы рок-н-ролла», а ещё, надо думать, из-за первоначального участия «бахыт-компотовцев» Сергея Кумина и Эдуарда Платонова в команде Агузаровой на заре её сольной карьеры… Одним словом, игра в ассоциации – штука хитрая. Вообще, ассоциации эти, все до единой, исключительно позитивные и – солнечные. Первое моё воспоминание, связанное с Жанной Агузаровой – выступление группы «Браво» на «Музыкальном ринге» в 1986 году, где группу как бы представляла советскому народу Алла Пугачёва. Мне тогда было 10 лет, и жизнерадостные песни «Браво» навсегда впечатались в душу. Второй проблеск – 1987-й год, метро «Спортивная», площадка перед Усачёвским рынком (зачем-то мотались туда с родителями) и звенящие в московском воздухе благодаря громкой трансляции «Ленинградский рок-н-ролл», «Жёлтые ботинки» и «Верю я» с только что выпущенной на «Мелодии» первой официальной пластинки «Браво». Третий ярчайший момент – это, безусловно, песня «Чудесная страна», прозвучавшая в кинофильме «АССА», а позже на одноимённой пластинке с песнями из этой культовой картины. Ещё, конечно же, время от времени в различных телепрограммах (от вполне консервативной «Утренней почты» до вызывающе либеральных «Весёлых ребят») мелькали клипы «Браво». А затем Жанна Агузарова взяла и покинула группу, хотя в студии звукозаписи на улице Горького (ныне Тверской), к примеру, ещё около года постфактум в каталоге значился некий альбом «Браво-88», являвшийся, на самом деле, 30-минутным сборником разрозненных записей золотого «агузаровского» периода. В 1989 году началось интересное: Жанна Агузарова вернулась на сцену в качестве сольной артистки. И это было сногсшибательное возвращение, поскольку новый репертуар певицы начисто срывал башню своей самобытностью, своим более чем актуальным этно-колоритом, какой-то нездешней фирменностью. Меня этот блок песен, прозвучавший, кстати, на втором «Музыкальном ринге» с Агузаровой (март 1989 года, совместно с польской певицей Малгожатой Островской) заставил на долгие годы забыть о Жанне-из-«Браво» и влюбиться в Жанну-не-от-мира-сего, как интереснейшую сольную исполнительницу и (важный фактор!) автора отличных песен. Помнится, в новом репертуаре Ж.А. особенно ценил драйвовый накал «Мне хорошо рядом с тобой», «Марины» и «Орла», крейзовость «Зимушки», космический улёт «Звезды», а под «Индустрию» вообще чуть ли не утреннюю зарядку делал — и до сих пор помню текст!

Здесь будет уместным немного поговорить о статусе «артистка не от мира сего». В Советском Союзе, где сценической нормой долгие годы считались стоящие по стойке смирно ансамбли (сплошь одноцветные, словно бы выведенные в одном инкубаторе) и полуживые исполнители-истуканы, любой выбивающийся из общего ряда эстрадный артист (если он, конечно, заведомо не являлся клоуном) вызывал повышенный ажиотаж и жгучий интерес. Любое появление на телеэкранах, скажем, поющей Людмилы Гурченко (или той же Аллы Пугачёвой) могло послужить поводом для долгих обсуждений в женских компаниях отнюдь не нюансов репертуара, а, главным образом, модели причёски, фасона платья или, на худой конец, манеры морщить носик или размахивать руками. И да, наши бабушки обсуждали Гурченко, и да, наши мамы обсуждали Пугачёву – и это, конечно же, нормально. Дело житейское! Жанна Агузарова, чья звезда взошла на подмостках столичного рок-андеграунда, появилась в поле зрения широких масс в то время, когда о таких заграничных рок-дивах, как Нина Хаген или, скажем, Бьорк времён её участия в группе «The Sugarcubes» (1986—1992 гг.) здесь у нас  слышала лишь узкая прослойка меломанов. Тем, кто не принимал для себя эпатаж Пугачёвой, сравнивать можно было лишь с Клавдией Шульженко, Людмилой Зыкиной или, допустим, милейшей Валентиной Толкуновой, и люди – сравнивали. В большинстве своём советские слушатели, ясен перец, ничего не могли понять в этой взбалмошной, светящейся всеми мыслимыми красками девчонке, в открытую поющей о чувственной любви режущим ухо звончайшим сопрано. Агузарова одной своей сумасшедшей улыбкой «от уха до уха» ломала стереотипы и общественные штампы, не говоря уже о её репертуаре и бесчисленных сценических образах. Отовсюду слышалось – «инопланетянка!». И да, Агузарову многие считали по-настоящему сумасшедшей. Поэтому цикл песен, изданный сперва в безымянном виде на виниловой пластинке, в 1995-м – на опять же безымянной кассете «General Records», а позже получивший название «Русский альбом» и выпущенный в дополненных бонусами версиях на компакт-дисках (2000 и 2003 годы), соотечественники были не в силах оценить по достоинству в момент появления. Это не было похоже на группу «Браво», а на что это было похоже, понять было весьма затруднительно. Должно было пройти время, чтоб все эти песни вошли в золотой фонд русской поп-музыки (я имею в виду поп-музыку в обобщённом смысле этого понятия, в традиции западной массовой культуры), чтоб у этой пластинки появился свой персональный компетентный слушатель.

Коллаж

Обложка винилового издания 1991 года (слева) и последующие цифровые версии «Русского альбома»

Итак, на самом рубеже восьмидесятых и девяностых годов 27-летняя Жанна Агузарова при поддержке знакомых молодых музыкантов выпустила свой дебютный сольный диск, и время показало, что это был её OPUS MAGNUM. Запись и выпуск «Русского альбома» происходили в период, когда певица заканчивала обучение в Государственном музыкально-педагогическом институте имени М.М.Ипполитова-Иванова, что, безусловно, отразилось на данной работе. Обратившись к названию, отметим контекст эпохи и явное противопоставление терминов «русский» — «советский». Именно к началу 1990-х в России отчётливо обозначился процесс обращения к корням, к естественной истории, прерванной октябрьскими событиями 1917 года, что не могло не отразиться и в музыке. По просторам страны начал своё шествие фолк-рок. Сначала были баллады Высоцкого и единичные прощупывания почвы со стороны движения КСП. Затем – грампластинка «Русские песни» Александра Градского. Ансамбли «Яблоко», «Ариэль», «Песняры», «Кукуруза», «Последний шанс», преуспевшие в органичном скрещивании народной и современной музыки, стали предвестниками целого культурного течения. В 1987 году на уже упомянутом сегодня «Музыкальном ринге» выступил ансамбль Дмитрия Покровского, и этот памятный эфир реально перевернул во многих головах (особенно в молодых) представление о настоящей фолк-культуре, не имеющей ничего общего с румяными тётками в ярких сарафанах, гарцевавших на телеэкранах под «Калинку-малинку». Гибель в начале 1988 года самобытного, глубинного рок-барда Александра Башлачёва (кстати, доброго приятеля Жанны), поиски исконной правды и самоопределения в условиях выжженной духовной атмосферы, социально-политический кризис в переживавшей тектонические сдвиги коммунистической империи и открывшиеся информационные шлюзы – всё это стало мощным стимулом для творческой активности таких знаковых коллективов и исполнителей, как «Альянс» с Инной Желанной, «Оптимальный вариант», «Калинов мост», «ДДТ», «Облачный край», «Алиса», «Весёлые картинки», Андрей Мисин, Андрей Сапунов. Вернувшийся после записи диска «Radio Silence» из США Борис Гребенщиков (к слову, его заграничный опыт также был недооценён на Родине) назвал наступавшие девяностые «деревенскими» и, отрастив бороду, распустил «Аквариум» и отправился в тур по стране в составе формации «БГ-Бэнд», записав в 1991-м свой собственный, не менее блистательный «Русский альбом».

Janna-5

Что же касается героини нашего сегодняшнего обзора, то в её случае был поставлен эксперимент по скрещиванию фолк-рока с поп-музыкой. Заметьте, под любую из песен агузаровского «Русского альбома» можно легко танцевать! При этом, желающие имеют возможность насладиться качеством изобретательных аранжировок и послушать не только по-музыкальному добротные шлягеры, но и отлично скроенные тексты, автором чуть ли не половины которых является сама певица. Несколько текстов для «Русского альбома» написал Александр Олейник по прозвищу «Сталкер» – интересный поэт, начинавший творческий путь в составе московской группы «Постскриптум» (1980-83 гг.) с участием Гарика Сукачёва (он и дал Олейнику в 1979 году прозвище «Сталкер») и написавший для коллектива 11 песен. В 1983 году «Постскриптум» распался на две формации, одной из которых стала группа «Браво», а другой – будущая «Бригада С», и с каждым коллективом Сталкер продолжил плодотворное сотрудничество (к примеру, его авторству принадлежат такие хиты середины 1980-х, как «Старый отель» и «Несерьёзная прогулка»). В 1990 году Олейник создал первую независимую фирму грамзаписи на территории СССР – «BSA» (г.Рига), в каталоге которой значатся пластинки Гарика Сукачёва (понятное дело!), групп «Телевизор», «Чёрный Кофе», «Рондо» и др. Именно на лейбле «BSA» был выпущен в 1991 году дебютный сольный релиз Жанны Агузаровой, материал которого лёг в основу «Русского альбома». Позже, уже под маркой «BSA Records» и дистрибьюторской фирмы «Сталкер-2» увидели свет альбомы «Азъ есмь», «Свобода» и «Медленные сказки» Андрея Мисина, «Або або» группы «Воплi Вiдоплясова», «Сделано в белом» группы «Альянс», «Чайник вина» Хвоста и «АукцЫона», «Пёстрые ветерочки» и «Женское сердце» ансамбля «Мегаполис», «Ещё один день», «Я остаюсь» и «Стена» группы «Чёрный Обелиск», «Прыг-скок. Детские песенки» Егора Летова, россыпь студийных альбомов Янки Дягилевой и «Гражданской обороны», несколько альбомов в исполнении служителей РПЦ – как видим, это всё тот же набор самобытных артистов, в большинстве своём наиболее изобретательно и добротно экспериментировавших именно с фолк-колоритом.

Janna-6

Вкладыш кассетного издания — «General Records», 1995 год

Страшно осознавать: вот уже четверть века прошло с момента записи этой замечательной пластинки; с того момента, когда в российском телеэфире состоялся большой фестиваль, приуроченный к первой годовщине вещания «Программы А», в составе участников которого была и Жанна Агузарова, исполнившая «Мне хорошо рядом с тобой». Вскоре в магазинах фирмы «Мелодия» (а других музыкальных магазинов тогда ещё не было) продавался дебютный винил Жанны с портретной монохромной обложкой, а сама певица на пять лет покинула страну, переехав в Лос-Анджелес. Последовали интересные проекты с находящимся там же фронтменом группы «Центр» Василием Шумовым, какие-то локальные эксперименты и даже попытки звёздного возвращения, но... выше «Русского альбома» Жанна уже не взлетала. Увы, многие поклонники отечественного рока до сих пор по-настоящему не открыли для себя этот новаторский во всех отношениях релиз, но на их счастье он настолько опередил своё время и, вместе с тем, его олицетворяет, что каждый при желании в любой момент имеет возможность приобщиться к волшебству. Радость, лучезарность, страсть, любовь, танец, полёт – всё это там, в «Русском альбоме» Жанны Агузаровой. Слушайте, танцуйте и – расправляйте крылья!

Janna-4

«ОДИН ПОЦЕЛУЙ МОРЯКА»

(Жанна Агузарова)

Ты не жалеешь опять ни о чём
Быстро уходят в туман корабли
Нежным безумным янтарным лучом
Нет, не закончились белые дни
Выстрелом в сердце разбудишь меня
Изнемогаю и падаю я
В воду студёную после огня
Не приходи и не мучай меня

Я не хочу, я не хочу
Любить тебя как будто любить тебя
Но ты прости, прости меня
Я не с тобой, я не твоя

Медные трубы поют о своём
Нужен — не нужен и любит ли он
Сердце не камень, кровь не вода
Завтра, возможно, скажу тебе да
Выстрелом в сердце разбудишь меня
Изнемогаю и падаю я
В воду студёную после огня
Не приходи и не мучай меня

Я не хочу, я не хочу
Любить тебя, любить тебя
Но ты прости, прости меня
Я не с тобой, я не твоя

Ты не жалеешь опять ни о чём
Быстро уходят в туман корабли
Нежным безумным янтарным лучом
Нет, не закончились белые дни
Выстрелом в сердце разбудишь меня
Изнемогаю и падаю я
Сердце не камень, кровь не вода
Завтра, возможно, скажу тебе да

Я помню губы твои, вишнёвый летний закат
Ложатся тени на тихий сад
И мы танцуем вдвоём, свежо дыханье твоё
Дождя алмазы на листьях дрожат…


Релиз статьи состоялся 4 апреля 2015 года на сайте http://igor-shamarin.ru/


Поделиться с друзьями:
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • Twitter
  • Myspace
  • Google Reader
  • LinkedIn
  • email
  • Delicious
  • Digg
  • Tumblr

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповестите меня