АЛИСА — «Шабаш» (1991)

Ш1

1. ШАБАШ
2. ЖАР БОГ ШУГА
3. БЕС ПАНИКИ
4. ЛОДКА
5. МОЁ ПОКОЛЕНИЕ
6. КО МНЕ
7. СТЕРХ
8. ВЕТЕР ВОДИТ ХОРОВОД
9. ЧУЮ ГИБЕЛЬ
10. КРАСНОЕ НА ЧЁРНОМ
11. ВСЁ ЭТО РОК-Н-РОЛЛ
12. СУМЕРКИ
13. ШАБАШ II
14. НОВАЯ КРОВЬ
15. ВСЁ В НАШИХ РУКАХ

Ш2

Константин Кинчев – голос, акустическая гитара (12)
Пётр Самойлов – бас-гитара, голос
Андрей Королёв – клавиши, голос
Игорь Чумычкин – гитара
Андрей Шаталин – гитара
Михаил Нефёдов – барабаны

Звук зал – Ю.Шлапаков
Звук сцена – Д.Канов
Свет – А.Столыпин
Администратор – В.Батогов
Директор – А.Тимошенко
Музыка – группа «Алиса», слова – К.Кинчев (1-3, 5-15), Су Ши («Лодка»)
Записано на концерте в Лужниках 28.10.1990 г.
Запись и микширование – ВПТО «Видеофильм»
Звукорежиссура – С.Соловьёв, А.Худяков, Д.Канов
Engineering – А.Шабунов, В.Титиев.

…Ива да клён...
Ох, гляди, красно солнышко врежет по почкам!
Имя Имён
Запрягает, да не торопясь, не спеша.

Имя Имён...
А возьмет да продраит с песочком! –
Разом поймём,
Как болела живая душа.

Имя Имён...
Эх, налететь бы слепыми грачами на теплую пашню.
Потекло по усам... Шире рот!
Да вдруг не хватит на бедный мой век!

Имя Имён прозвенит золотыми ключами...
Шабаш! Всей гурьбою на башню!
Пала роса.
Пала роса.
Да сходил бы ты по воду, мил человек!

Александр Башлачёв <1986>.

Конец октября 1990 года в Москве был промозглым и каким-то размазанным. Серым. Хорошо это помню, потому что несколько дней мы с отцом безуспешно рассекали по центру города с целью достать билет на концерт памяти Виктора Цоя в Лужниках. Этот концерт состоялся 26 октября, когда на сцене друг друга сменяли Джоанна Стингрэй, «Алиса», «ДДТ» и «Аквариум», и мне в итоге пришлось довольствоваться лишь недолгой телеверсией компании «ВИД», показанной Центральным Телевидением по горячим следам (впоследствии в широкую продажу был выпущен упакованный в массивный бокс VHS «Человек в чёрном» с чудовищным звуком и неуместной викториной (!) на тему творческого пути группы «Кино», перемежающей фрагменты мемориальных выступлений наших рок-грандов). Впоследствии информационный голод в данной связи удалось утолить некупированной трансляцией радиостанции «SNC». Но нет худа без добра: сам того не ожидая, в то промозглое октябрьское воскресенье я стал обладателем приобретённого в залитой дождём театральной кассе на улице Горького билета на сольный концерт группы «Алиса» – с не казавшимся таким уж неуместным разогревом в лице весьма популярной в то время американской певицы Джоанны Стингрэй и её группы. Четыре московских концерта «Алисы» прошли на той же сцене МСА 27 и 28 октября, притом игрались они дважды в день. Вот так получилось, что 27 октября 1990 года в 14.00 я оказался на первом в своей жизни рок-концерте, и по велению судьбы это был концерт самой яркой – по всем объективным составляющим – на тот момент группы СССР; группы, о лидере которой чего только не говорили в среде мало в ту пору информированных и падких до горячих сенсаций сограждан. Ходил, к примеру, слух, что Константин Кинчев режет во время своих концертов вены и мажет лицо кровью, а ещё он, дескать, заигрывает с нацистской атрибутикой и только чудом не угодил в тюрьму. Мне все эти разговоры были, в целом, по-барабану, потому что я верил собственным глазам и ушам, а чего не знал – того не знал. К тому моменту я имел в коллекции три бережно обёрнутые целлофаном виниловых пластинки «Алисы», фактически не покидавших проигрыватель, кучу разнообразной концертной Кинчевской акустики на хороших немецких кассетах и, в конце концов, знал наизусть фильм «Взломщик», посмотренный раз пятнадцать. И вот, наконец, «Алиса» как она есть. Я буквально сгорал от нетерпения и впитывал без остатка всё, что видел и слышал.

Ш3

На улице в этот день было плюс 4 по Цельсию (если верить дневнику, который я вёл в то время). Путь от «Спортивной» до МСА запомнился каким-то безумным количеством стендов с постерами главных наших рок-групп и чёрно-белыми фотографиями Виктора Цоя, погибшего два месяца назад. Всё это уныло сырело под холодным дождём и создавало тяжкую атмосферу: я, как миллионы подростков Советского Союза, боготворил Цоя и тяжело, фактически на родственном уровне, переживал его страшную гибель. Ещё было много снующих тут и там «алисоманов» с пионерскими галстуками, от души разрисованными шариковыми ручками и повязанными на манер нынешних бандан, а на эскалаторе метро мне, в ту пору 15-летнему школьнику, особо приглянулись две по-боевому раскрашенные девицы в красных (!) кожаных куртках. Безумное количество милиции с дубинками – как в метро (в вестибюле «Спортивной» собираться рок-фэнам не позволяли и активно выгоняли разношёрстные стайки на улицу), так и на подходах к МСА. На подступах к спорткомплексу, помимо армейских и милицейских автобусов, стояло несколько «Икарусов» с логотипами передвижных телестудий (возможно, они ещё не разъехались после только-только отгремевшего мемориала Цоя). Прошедшим внутрь пораньше из фойе была хорошо слышна басовитая распевка Кости, а основной саундчек проходил в присутствии зрителей: столь мощно звучащей слэпующей бас-гитары я не слышал впоследствии никогда! Со сцены периодически кто-нибудь деловито переговаривался с пультом («Антон, меня слышно?», «Сделай Джоанне микрофон!» и т.д. ), а сценический задник представлял из себя внушительных размеров чёрное полотнище с огромной красной звездой, перевитой серебристой колючей проволокой. В 14.00 на сцену вышел человек, представивший Джоанну Стингрэй и её музыкантов и сказавший небольшое вступительное слово о том, что Джоанна во многом помогла группе «Алиса», выпустив несколько её песен в США на диске «Красная волна». Их связывает крепкая дружба и иногда, как в этот раз, они выступают вместе. Группа Джоанны Стингрэй под неодобрительный свист фэнов «Алисы» стоически отыграла получасовой сет с материалом пластинки «Thinking Till Monday» («Думаю до понедельника»), как раз появившейся в те дни на прилавках магазинов «Мелодия». В паузах между песнями из партера, заполненного где-то на четверть, наиболее буйные «алисоманы» кричали всякие нелицеприятности типа: «Кончай скоре-е-е-е-ей!» Было исполнено пять песен, в числе которых абсолютно точно были печально-актуальная «Tsoi Song», «Yerosha» (Джоанна во вступительном слове к ней рассказала, что это «был такой хороший обезьянка, который плохо держался на ногах и всё время падал»), а завершился сет Стингрэй песней «Modern Age Rock`n`Roll» на музыку Б.Г. И вот, наконец, ведущий концерта под нарастающие вопли фэнов объявил: «Итак, дорогие москвичи и гости Москвы, для вас поёт Константин Кинчев и группа «А-ЛИ-СА»!!!» Концертный образ Кости Кинчева на том концерте в моём дневнике зафиксирован следующим образом: «Одет в чёрный полуплащ с алым отворотом на груди. Выкрашен, как полуночный демон, вышедший на кровавую охоту. Кожаные его одежды блестят в отсветах красных сценических огней».

Как оказалось, мне было суждено побывать на московской премьере программы «Шабаш», посвящённой памяти истово почитаемого мной и по сей день Александра «СашБаша» Башлачёва, расставшегося с жизнью 17 февраля 1988 года (по роковому стечению обстоятельств, эмоционально те концерты были окрашены ещё и траурными оттенками в память о недавно погибшем лидере группы «Кино»). В Питере программа «Шабаш» была представлена в СКК в конце сентября 1990 года. Состав «Алисы» я хорошо знал, поскольку он был уже вполне устоявшимся и сыгранным. Помимо 31-летнего Кости в «Алисе» образца 1990 года играли: Пётр Самойлов (бас-гитара, бэк-вокал), Андрей Шаталин (гитара), Игорь Чумычкин (гитара), Андрей Королёв (клавишные, бэк-вокал) и Михаил Нефёдов (барабаны). Сет-лист дневного выступления 27 октября выглядел так: 1) «Шабаш» 2) «Жар Бог Шуга» 3) «Бес паники» 4) «Новая кровь» 5) «Ветер водит хоровод» 6) «Лодка» 7) «Чую гибель» 8) «Ко мне» 9) «Стерх» 10) «Движение вспять» 11) «Красное на чёрном» 12) «Время менять имена» 13) «Моё поколение» 14) «Всё в наших руках». На «бис», после адресованного публике вопроса «Чё будем петь?» и не вынимая изо рта дымящуюся сигарету – «Мы вместе!» Финальная фраза: «Спасибо! Мы ждём вас ещё на наших концертах. Приходите!» Под конец выступления народ восторженно бесновался и «стоял на ушах», так что группу ещё долго пытались вызвать обратно на сцену. Оказалось, что именно эти октябрьские концерты 1990 года были взяты за основу при записи едва ли не первого в истории отечественного рока двойного концертного альбома – «Шабаш». Говоря о названии, и без того многозначном, думаю, можно обратить внимание и на явный экивок в сторону столь почитавшейся музыкантами «Алисы» группы «Black Sabbath», в числе лучших альбомов которой значится пятый в её студийной дискографии безукоризненный винил 1973 года «Sabbath Bloody Sabbath». Что же касается материала пятого номерного альбома «Алисы», то его итоговую основу составили самые яркие песни Константина Кинчева середины и конца 80-х годов, представленные до того рок-сообществу в аскетично-акустическом звучании и пронизанные, главным образом, квазифольклорной тематикой и выпуклыми аллюзиями на творчество А.Башлачёва, Д.Ревякина, В.Высоцкого, С.Есенина, В.Хлебникова, Вяч.Иванова, Н.Гумилёва и других. Десять ранее официально не зафиксированных песен были сочно усилены переаранжированными хитами с предыдущих альбомов: «Моё поколение» и «Ко мне» (альбом «Энергия» 1985 года), «Красное на чёрном» (альбом «БлокАда» 1987 года), «Стерх» (альбом «Шестой Лесничий» 1989 года) и «Всё это рок-н-ролл» (официально утерянный на тот момент магнитоальбом 1989 года «Статья 206, часть II»). Поначалу альбом «Шабаш» планировалось записать во Франции, но записанные сессии не устроили группу и работа была перенесена в стены ВПТО «Видеофильм». К слову, многие фэны «Алисы» имеют в коллекции запись французского концерта, на котором была сыграна известная впоследствии песня «Камикадзе» — в совершенно иной аранжировке и, в контексте программы «Шабаш», с иной смысловой нагрузкой, нежели на альбоме «Для тех, кто свалился с Луны». Во время московских концертов в октябре 1990 года с помощью 24-канальной передвижной студии была сделана запись 17 песен, но позже трек-лист был сокращён в угоду хронометражу. В итоге концертные материалы были существенно перемонтированы, и на альбоме «живыми» были оставлены лишь ритм-секция, некоторые гитарные рифы, голоса поклонников и вокал в песне «Всё это рок-н-ролл». Голос и клавишные были полностью перезаписаны в студии. По словам звукорежиссёра Андрея Худякова, в конце концов «получился причёсанный в студийных условиях альбом, до краёв наполненный концертным духом».

Ш4

А в июне 1991 года в Москве и Питере состоялись концерты, на которых уже была представлена двойная виниловая пластинка «ШАБАШ» (было сыграно по три аншлаговых концерта в каждом городе). Накануне в печатной прессе и сразу в нескольких музыкальных телепрограммах прошла массированная рекламная кампания этой презентации, а в эфире радио «SNC» (ярчайшее впечатление!) едва ли не в дни концертов пьяный Костя в интервью Юрию Спиридонову матерно выражал возмущение поведением ОМОНа и милиции по отношению к фэнам. Оригинальной «фишкой» презентационных концертов «Шабаш» стала льгота на приобретение выпущенной на собственные средства группы пластинки тем, кто предъявит три выпущенных ранее диска «Алисы» – «Энергия», «БлокАда» и «Шестой Лесничий». Конверты этих винилов прямо у дверей спорткомплекса продавцы-волонтёры нещадно дырявили дыроколами, дабы исключить повторное предъявление. Я присутствовал на концерте в УДС «Крылья Советов» 6 июня 1991 года. Сдавал в те дни школьные экзамены, но всё равно вырвался в Сетунь по столь важному случаю. Ближе к вечеру в Москве разразилась гроза и пошёл дождь с градом – так что конверт первого, купленного перед концертом экземпляра пластинки «Шабаш» у меня помечен щедрыми дождевыми разводами (помнится, нормальный экземпляр я получил позже, когда вступил в фан-клуб «Армия Алиса» и съездил за дисками в штаб-квартиру близ метро «Савёловская»). На входе в УДС запомнился пьяный в хлам парень в тельняшке и с морской свинкой, невозмутимо сидящей у него на плече. Сам концерт был выстроен идентично трек-листу пластинки, запомнился он отличным звуком и сценографией (не в пример октябрьской премьере в Лужниках), а также ловко ввёрнутой Костей в песню «Новая кровь» и вызвавшей бурный восторг ремаркой: «Кто-то попал под дождь – КАК СЕГОДНЯ!». Ещё были три бонуса, в числе которых: первое исполнение песни «Смутные дни» (с предшествующей ей горячей речью о любви к москвичам), «Нет войне!» с представлением музыкантов и всеобъединяющая «Мы вместе!».

Ш5

Альбом «Шабаш» подвёл пламенеющую черту под значительным этапом жизни и творчества группы «Алиса», закрыв период анархического «веселья на костях», период неукротимого и щемящего душу неоязычества, так толком и не привившегося в условиях постсоветской России. Многие по сей день считают эту работу важнейшей как для группы, так и для всего отечественного рока в целом. Эта программа стала квинтэссенцией и эталонной вершиной, в ней – Бог и чёрт, боль и любовь, сила и неистовство, воинственность и милосердие. Соединение древнерусского фольклора и современной рок-культуры, попытка создать на почве лучших мировых образцов хард-рока нечто самобытное и жизнестойкое в здешних неласковых реалиях. Это – русский рок как он есть, его гордость и слава. Нерушимый обелиск. Живая нить. Пульсирующий мост от поколения к поколению.

* * *
Жарбог! Жарбог!
Я в тебя грезитвой мечу,
Дола славный стаедей,
О, взметни ты мне навстречу
Стаю вольных жарирей.
Жарбог! Жарбог!
Волю видеть огнезарную
Стаю легких жарирей,
Дабы радугой стожарною
Вспыхнул морок наших дней.

Велимир Хлебников <1908>.


АЛИСА – «ШАБАШ» (1991). ССЫЛКИ И ДОКУМЕНТЫ:

Альбом «ШАБАШ» группы «Алиса» для бесплатного прослушивания

Альбом «ШАБАШ» группы «Алиса» (Википедия)

Тексты песен альбома «ШАБАШ»

Рок-группа «Алиса» (Википедия)

Официальный сайт группы «АЛИСА»

Александр Николаевич Башлачёв (Википедия)

Ш6

«СУМЕРКИ»

(Константин Кинчев)

Думы мои — сумерки,
Думы — пролёт окна,
Душу мою мутную
Вылакали почти до дна.
Пейте, гуляйте, вороны,
Нынче ваш день,
Нынче тело да на все четыре стороны
Отпускает тень.

Вольному — воля,
Спасённому — боль.
Вольному – воля…

Вот он я, смотри, Господи,
И ересь моя вся со мной.
Посреди грязи алмазные россыпи.
Глазами в облака да в трясину ногой.
Кровью запекаемся на золоте,
Ищем у воды прощенья небес,
А черти, знай, мутят воду в омуте,
И стало быть ангелы где-то здесь.

Вольному — воля,
Спасённому — боль.
Вольному – воля…

Но только в комнатах воздух приторный,
То ли молимся, то ли блюём.
Купола в России кроют корытами,
Чтобы реже вспоминалось о Нём.
А мы все продираемся к радуге
Мёртвыми лесами да хлябью болот,
По краям да по самым по окраинам,
И куда еще нас бес занесёт?

Вольному — воля,
Спасённому — боль.
Вольному – воля…

Но только цепи золотые уже порваны,
Радости тебе, солнце моё!
Мы, такие чистые да гордые,
Пели о душе, да всё плевали в неё.
Но наши отряды, ох, отборные,
И те, что нас любят, — всё смотрят нам вслед.
Да только глядь на образа, а лики-то чёрные…
И обратной дороги нет.

Вольному — воля,
Спасённому — боль.
Вольному – воля…


Впервые статья была опубликована её автором Игорем Шамариным 24 апреля 2011 г. в ЖЖ rock-meloman.


Поделиться с друзьями:
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • Twitter
  • Myspace
  • Google Reader
  • LinkedIn
  • email
  • Delicious
  • Digg
  • Tumblr

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповестите меня