АДО — «Останови меня, Ночь» (1990)

А-1

1. МУЗЫКА
2. ПАРК (ЭТО ОСЕНЬ)
3. Я ЗАЩИЩАЮ ДОМ
4. ПАССАЖИР
5. ЧТО ОСТАЁТСЯ НАМ
6. АЛЕССАНДРО
7. ОСТАНОВИ МЕНЯ, НОЧЬ
8. Я ХОТЕЛ БЫ УМЕРЕТЬ ВО СНЕ
9. СТАКАН ВОДЫ
10. Я ДАВИЛ ЦВЕТНОЕ СТЕКЛО
11. ВИНО И СЛЁЗЫ

А-2

Андрей Горохов – вокал (1-11), гитара (1-3, 6-11), губная гармоника (1,3,11), перкуссия (3)
Валерий Аникин – гитара (2-10), сопилка (3,8), перкуссия (4,9)
Иван Воропаев – альт (1,2,4-8), клавишные (1)
Дмитрий Юнькин – бас (2-11)

При участии:

Виталия Левковца – скрипка и бас (1)
Сергея Левитина (группа «Т-34») – соло-гитара (3)
Юлия Ягудина – перкуссия (4)
Николая Игнатичева – работа с дверью (3)

На барабанах никто не играет;

Музыка и слова Андрея Горохова

Записи (2-11) сделаны в студии клуба «Форпост» (Москва), 1990 г. Звукорежиссёр – Дмитрий Иванов
Запись (1) сделана в студии «Рекорд», 1989 г. Звукорежиссёр – В.Черныш
Дозапись (2,3,5,6,8) сделана в студии «Зеленоград», 1997 г. Звукорежиссёры – А.Розанов, С.Юрченко
Дозапись (4) сделана в студии «Турне», 1993 г. Звукорежиссёр – А.Пастернак

Оформление обложки пластинки и компакт-диска – Лора Хорошко.

«…И вот лечу однажды над лесом, где по схеме моей ничего нет, а там изба и кашей пахнет. Я всё записал, натурально приезжаю в свою академию и делаю доклад. А мне и говорят – что ж ты, академик, седая твоя голова, по этим координатам не то чтобы избы, а и леса никакого давно нет, весь твоими же топорами срублен. Остался примерный лесной уголок из пластмассы, на память грядущим поколениям. Хотели на пенсию списать. Тогда я говорю: я вам опытом докажу. И пошёл туда один, чтобы честь науки своим телом спасти. До леса дошёл, вошёл и вижу – ошибка у них вышла. Не лес пластмассовый, а я был пластмассовый. И пошёл внутрь. А он огромный, как будто нет в нём никакой географии. Так с тех пор и хожу».

Борис Гребенщиков – «Иван и Данило» (1986).

В октябре 1988 года в прогрессивном, не раз упоминаемом мной на этих страницах ленинградском журнале «Аврора» была впервые напечатана сказка Бориса Гребенщикова «Иван и Данило», написанная двумя годами раньше. Для меня, 12-летнего рок-неофита и запильщика-до-дыр «Белого альбома» группы «Аквариум», это был самый настоящий праздник. Имена главных героев сказки звучали так: Иван Семипалатинский и Данило Перекати-Поле. А ещё в сказке, если кто не знает или забыл, присутствовали птица Коростыль (живущая в Париже на дереве Крокет), Яблочная Машина Дарья (благодаря которой можно было поправлять, что в мире не так), кум Родион, Фея Внутреннего Гуся, турист с благообразным лицом и в поддёвке с ремешками да пуговицами, летающий на вертолёте наблюдатель, непостижимый Сван, древняя вещь, грамофонт, белый олень и даже индийские йоги, намазанные подсолнечным маслом. Всё это было соткано в духе сказочной вселенной Сергея Козлова и магически усилено иллюстрациями Александра Флоренского. И я до сих пор убеждён, что музыканты группы «АДО», о которой мы сегодня поведём речь, родом вовсе не из подмосковной Коломны, как всегда утверждали, а непосредственно из этой удивительной сказки БГ. И никто меня в этом не разубедит!

А-3

Отец Андрея Горохова работал в Коломне руководителем отдела испытаний в конструкторском бюро машиностроения, с которым напрямую связан МВТУ имени Н.Э.Баумана. Так и вышло, что после окончания школы Горохов-младший, не в силах противостоять условностям социума, поступил в МВТУ, на четвёртом курсе которого освоил игру на гитаре и начал сочинять собственные песни (в числе самых первых были «Река» и «Алессандро»). На курс младше учился Валерий Аникин, который играл на гитаре не в пример лучше (он владел ещё и бас-гитарой). Валерий заинтересовался творчеством Андрея, что дало начало акустическому дуэту, стартовавшему с записи на домашней студии Горохова в Коломне любительского мини-альбома «Ночной суп». Запись была сделана на кассетный магнитофон «Яуза» методом наложения и по горячим следам отправлена в Ленинград на конкурс магнитоальбомов, объявленный журналом «Аврора». Найдя отклик в сердцах писателя Александра Житинского и, позже, лидера «Аквариума» Бориса Гребенщикова, «Ночной суп» получил на конкурсе диплом второй степени и, что гораздо важнее, привлёк к новоявленной группе внимание общественности и, как следствие, рок-сообщества. Необычное название «Адо» появилось благодаря вернувшемуся из армии Андрею Козловскому, другу Горохова по МВТУ. Тот служил вместе с обрусевшим бразильцем по имени Адо, и это имя вскоре было увековечено коломенскими музыкантами (поклонники, естественно, трактовали название каждый на свой лад, и самой интересной трактовкой, на мой взгляд, выглядит: «А» — первая буква алфавита, «ДО» — первая нота). После «Ночного супа» вошедшая во вкус группа записала ещё пару-тройку домашних альбомов (период 1988-89 гг.), занялась выпуском журнала «Охота» (в итоге с 1990 по 1993 годы вышло пять номеров) и вплотную подошла к качественному рывку.

Спите, пусть Вам приснится аттракцион.
Подул фиолетовый ветер — шевелящийся звон.
Утро гуляет сову.
Асфальт полюбил траву
И Вода говорит Огню:
Ты сильней.

Спите, пусть Вам приснится мой телефон.
На свой проездной билет запишите его.
Вы что-то шептали во сне,
Пассажиры улыбались мне,
Наивно полагая,
Что я в Вас влюблён.

Спите ещё Ваши полчаса до Москвы.
Пусть Вам приснится цифра середины зимы.
Любимый напиток — сок.
Любимая музыка — рок.
Ах, просыпайтесь скорей,
Идёмте со мной…

Целевой аудиторией «Адо», благодаря эстетической схожести, стали поклонники безумно популярного в то время «Аквариума». Сам «Аквариум» на закате 1980-х уверенно приближался к моменту расформирования своего увенчанного лаврами «золотого состава» (БГ то и дело пропадал за кордоном, а оставшиеся участники группы функционировали под вывеской «Трилистник»), что позволило «Адо» обзавестись альтистом Иваном Воропаевым, по собственному почину разыскавшим музыкантов в Коломне и влившимся в состав. В 1989 году Горохов принял участие в записи песни «Лой быканах», записанной «Аквариумом» в числе прочих номеров для двойной пластинки с музыкой к фильму С.Соловьёва «Чёрная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви», а в 1990 году, при активном посредничестве Воропаева, на студии клуба «Форпост» неподалёку от метро «Спортивная» в Москве состоялась запись первого профессионального альбома «Адо» — «Останови меня, Ночь». В группе к этому моменту уже полноправно играл басист Дмитрий Юнькин, так что команда «Адо» и выглядела вполне себе убедительно, и звучала как подобало команде её уровня. Не было только барабанщика, что позволило музыкантам полностью сосредоточиться на чистом звучании в софт-роковом ключе с явным креном в фолк-традицию. В процессе работы над этим альбомом студия подверглась вооружённому ограблению. Грабители приделали ноги не только аппаратуре, но и хранившимся в студии плёнкам с записями – в том числе, и с записями некоторых песен «Адо». В декабре 1991 года фирма «Мелодия» выпустила «Останови меня, Ночь» с тем материалом, который удалось сохранить и с волшебной обложкой Лоры Хорошко (жены Ивана Воропаева), а в каноническом виде альбом удалось реализовать только в 1997-м, выпустив компакт-диск с мастерингом Владимира Кузнецова на лейбле «RDM» при посредничестве выпускающего продюсера Андрея Феофанова. Помню, я буквально поднял на уши весь город, прежде чем отыскал этот диск в киоске близ «Арбатской» и стал его счастливым обладателем. Я-то знал на сто процентов, что покупал лучший альбом группы «Адо», и тем же вечером в таинственном полумраке комнаты, затянувшись сигаретой, смаковал знакомые с детства строки, неизменно вызывающие ассоциации с упомянутой выше сказкой БГ «Иван и Данило»:

Когда дождь не тушил поминальных свечей,
Когда птицы не пугались людей,
Ветер вышел, но не спорил с волной.
Кто-то видел берёзовый знак –
Говорили, что твой.

Век не кончился — кончился день,
Небо всё ещё выше земли.
Наш Иван соблюдает душистый чай,
Все ждём снега и новой любви.

Он знал, что без солнца начинается ночь,
Что с деревьями кончается лес.
Верный ворон треплет клювом плечо.
Все уйдут, кто был здесь ни при чём…

А-6

Обложка грампластинки «Останови меня, Ночь» (ВФГ «Мелодия», 1991)

Для меня группа «Адо» началась, что называется, с самого начала, то есть с исторической рецензии на «Ночной суп» в журнале «Аврора», который мы выписывали из Ленинграда. Когда я, заинтересовавшись, услышал на какой-то затёртой кассете песни «Пассажир» и «Останови меня, Ночь», а позже – их улучшенные версии, многократно усиленные называвшейся поначалу «Хороводной» эпической фолк-темой «Я хотел бы умереть во сне» (в одной из многочисленных строчек которой мне всегда слышалось многослойно-аквариумистское: «Ой, уткнуться бы башкою в ХОЙ» вместо более прозаического авторского варианта «в хвой»), фэнтезийно-мистической балладой «Алессандро» и, конечно, процитированной выше БГ-образной «Что остаётся нам» с выпущенной в Питере долгоиграющей пластинки, — это было сродни глубинным впечатлениям от диска «Живые и мёртвые» группы «Крематорий». Для меня, кстати, именно «Адо» и «Крематорий» с тех пор олицетворяют краткий период спешного перескакивания с советских рельсов на рельсы текущей современности – и именно с названными пластинками. Это был период вещания на средних волнах независимой станции «SNC», на которой Андрей Горохов вёл авторскую программу, это был период знакомства с песнями Александра Лаэртского, Егора Летова, Алексея Хвостенко, групп «Выход» и «Колибри», одним словом – преддверие нового, первого своего ОСОЗНАННОГО десятилетия. Совсем скоро хлынул поток новых групп и новых эмоций, но именно песни «Живых и мёртвых» и «Останови меня, Ночь» остаются по сей день первозданно-сакральными и хранящими дух в чём-то наивного, в чём-то романтического, а в чём-то безумного и неприкаянного отрезка времени между двумя не самыми скучными десятилетиями ХХ века.

А-7

На снимке: Армен Григорян (группа «Крематорий») и Андрей Горохов (группа «Адо»)

После записи альбома «Останови меня, Ночь» группа «Адо» по-настоящему вошла в творческую силу и поочерёдно выстрелила не менее удачными альбомами «Золотые орехи» (1992), «Осколки» (1994) и «Веди себя хорошо» (1996). Увы, в дальнейшем группа (существующая по сей день) уже никогда не поднималась до этих высот, радуя поклонников лишь отдельными хитами и сборниками лучших работ. В середине января 2015 года погиб сооснователь «Адо» Валерий Аникин, факт гибели которого, судя по всему (очень хотелось бы ошибаться на этот счёт), поставил окончательную точку в возможности продуктивного реюниона корневого состава уникального, во многом, коллектива, поразившего поклонников отечественного рока самобытной лирикой (в ту пору чуть ли не единичный факт удачной попытки заскочить в уходящий трамвай) и «экологически чистым» творческим методом. Что ж, пусть немеркнущие легенды останутся в эпохе немеркнущих легенд, где им самое место. А мы зажжём свечи, включим проигрыватель – и пусть дом напитывает магией Та Самая Музыка.


АДО – «ОСТАНОВИ МЕНЯ, НОЧЬ» (1990). ССЫЛКИ И ДОКУМЕНТЫ:

Альбом «Останови меня, Ночь» для бесплатного прослушивания (с текстами всех песен)

Выходные данные грампластинки «Останови меня, Ночь» (ВФГ «Мелодия», 1991)

АННА ЧЕРНИГОВСКАЯ – Рецензия на альбом «Останови меня, Ночь» (газета «Рокси-Экспресс», 1991)

АНДРЕЙ ГОРОХОВ – Подробно об «Адо» и немного о себе

АНДРЕЙ ГОРОХОВ – Тексты всех песен периода 1986—1994 гг.

ВИКИПЕДИЯ: группа «Адо»

А-5

«Я ХОТЕЛ БЫ УМЕРЕТЬ ВО СНЕ»

(Андрей Горохов)

Я хотел бы умереть во сне,
Хоть под снегом, хоть под летний дождь.
Говорите, что не в срок, говорите, что не впрок,
Да уж видно не дождаться мне.

Ну а взяли-то немногого мы,
Снега талого – и тот, как вода.
Все крутые берега моет бурная река.
Уходили с берегов на стога.

А базар был ходу факелам дать,
Чтоб огнями разгулять ночь к утру.
Просидевши у печи, запалили фитили,
Выносили — гаснут все на ветру.

А на паперти тяжёлая дверь,
А над нею – золотые купола.
Аль взлететь, да не упасть, за дружков своих пропасть,
Да в малину баба снова увела.

Выходи скорей гулять, хоровод.
Береглася от людей — для кого?
Для блатного упыря и его забавы для,
Ну, иди теперь роди всем змея.

Ой уткнуться бы башкою в хвой,
И слезами выгнать с сердца хворь.
В кровь зубами рву уста, кругом темень-пустота,
Звёзды падают, ой, мать, красота.

И давилися, кому невтерпёж,
И томились за здорово живёшь,
Только слева всё болит, самогоном всё разит,
А смертям всегда несметен был счёт.

Ой, опомнись, Тёха, руки горят!
Птицы снова стороною летят,
Только чахлым воронам по дороге ближе к нам,
Умирать с людьми – и то пополам.

Обменяй моё добро на коня,
Пусть бежит, свободой дышит земля.
Я бы, снявши башмаки, побросал бы все мешки,
Да грехи за ним бежать не велят.

Я хотел бы умереть во сне,
Хоть под снегом, хоть под летний дождь.
Говорите, что не в срок, говорите, что не впрок,
Да уж видно, не дождаться мне...


Релиз статьи состоялся 14 июня 2015 года на сайте http://igor-shamarin.ru/


Поделиться с друзьями:
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • Twitter
  • Myspace
  • Google Reader
  • LinkedIn
  • email
  • Delicious
  • Digg
  • Tumblr

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповестите меня