ВИА «ЦВЕТЫ» – «Цветы» (1972—1976)

Ц1

1. Звёздочка моя ясная
2. Не надо
3. Есть глаза у цветов
4. Вечером
5. Старый рояль
6. Честно говоря
7. Больше жизни
8. Ты и я
9. Колыбельная
10. Ах, мама

Ц2

Эту главу мы посвятим замечательному музыкальному детищу Стаса Намина – московской группе «ЦВЕТЫ», без песен которой совершенно невозможно представить семидесятые годы в СССР. У этой группы, как, впрочем, и у её создателя, не самая типичная судьба. Несмотря на достаточно мирный репертуар и вполне безобидный относительно иных отечественных рок-ансамблей первой волны имидж, творческий путь ВИА «Цветы» (а после запрета на это название – «Группы Стаса Намина») был усеян главным образом терниями, а не лепестками роз. Это в зрелую перестроечную эпоху Стас Намин превратится из постоянного раздражителя разного рода начальников от культуры в известного у нас и на Западе респектабельного продюсера и корифея советского рок-н-ролла, на чьём счету – создание одной из первых на территории России негосударственных организаций, Центра Стаса Намина, включающей в себя продюсерский центр и независимую студию звукозаписи (чуть позже дело расширится до целого холдинга «SNC» с собственной радиостанцией, фирмой грамзаписи, телекомпанией, журналом и т.п. ); именно благодаря Намину будет создана обратившая на себя внимание за рубежом группа «Парк Горького» и успешно проведён Московский Международный Фестиваль Мира в августе 1989 года, в котором приняли участие Оззи Осборн, группы «Scorpions», «Bon Jovi», «Mötley Crüe», «Cinderella»; именно Стас Намин организует в январе 1992 года дерзкий 4-дневный фестиваль «Рок в Кремле» с участием ранее не мыслимых на сцене одиозного Кремлёвского Дворца съездов групп «Алиса», «ДДТ», «Бригада С», «Нюанс», «Коррозия металла», «Кроссроудз», «Моральный кодекс», а также Вячеслава Бутусова и Бориса Гребенщикова. Имя Стаса Намина давно вписано золотом в историю отечественной культуры – не будем забывать и о функционирующем по сей день Московском театре музыки и драмы его имени! И видит Бог, без организаторских способностей Намина русский рок не получил бы столь мощный трамплин для взлёта в восьмидесятые-девяностые годы. Но нас сегодня интересует Намин-музыкант и выпущенная в 1993 году виниловая пластинка, на которой впервые были собраны в единый трек-лист все самые известные хиты раннего репертуара «Цветов», выпускавшиеся до той поры лишь на синглах.

Ц3

Корифеи русского рока: Андрей Макаревич, Борис Гребенщиков и Стас Намин (середина 1980-х)

По причине возраста я, увы, не застал группу «Цветы» в золотой период её существования, а именно в тихие-мирные семидесятые годы. В олимпийском 1980-м, уже как «Группа Стаса Намина», коллектив выпустил диск-гигант «Гимн Солнцу» с такими хитами, как «После дождя», «Бах творит» (с «зашифрованным» названием «Ты только слушай»), «Скажи мне «да»». А ещё на этой пластинке имелась особенно обожаемая мною, малолетним пацаном, духоподъёмная песня «Богатырская сила»! Не помню, совмещалось ли в моём сознании тогда, что это звучит, в общем-то, та же самая группа, выпустившая два незабываемых миньона: в 1973-м («Не надо», «Есть глаза у цветов», «Звёздочкая моя ясная») и в 1974-м («Честно говоря», «Ты и я», «Больше жизни», «Колыбельная»), часто звучавшие у нас дома, перезаписанные для лучшей сохранности на ленту катушечного магнитофона. Но сути это не меняло – материал был настолько эпохальным, что воспринимался почти как народное творчество в исполнении эдаких воображаемых двухметровых витязей (а скорее, трубадуров – в антураже известной мультипликационной дилогии про Бременских музыкантов). С 27 июля по 3 августа 1985 года в Москве прошёл XII Всемирный фестиваль молодёжи и студентов, и это время у меня накрепко ассоциируется с песнями «Ностальгия по настоящему» (на прекрасные стихи Андрея Вознесенского) и «Мы желаем счастья вам!» — всё той же «Группы Стаса Намина». Парадокс: песни эти, столь созвучные своему времени и столь крепко с этим временем спаянные, не имели в ту пору официального хождения (об этом ниже) и звучали исключительно с магнитных лент. Чуть позже, когда ветры перемен набрали силу и группа миновала период гонений и запретов (редкая судьба для ВИА, специализировавшегося на любовно-романтической лирике!) и получила право на показ по ТВ, я ещё долгое время считал Стасом Наминым вокалиста Александра Лосева, поскольку тот вполне органично и естественно занимал позицию фронтмена в коллективе, а Намин как бы находился за кадром, в тени собственного имени.

Ц4

Стас Намин и Александр Лосев

Что касается Стаса Намина, то мы просто обязаны здесь и сейчас коснуться его персоны более подробно. Анастас Микоян родился в 1951 году в семье музыковеда Нами Микоян (в её честь Стас позже взял себе псевдоним) и военного лётчика Алексея Микояна. Дедом Стаса был известный революционер и партийный деятель Анастас Иванович Микоян, начинавший карьеру ещё при Ленине. Как и все дети военнослужащих, Стас провёл детство в гарнизонах, и его воспитанием занималась мать. Первым учителем музыки Намина был армянский композитор Арно Бабаджанян – автор всенародных эстрадных шлягеров «Королева красоты», «Свадьба», «Лучший город Земли» и др. В 1957 году 6-летний Стас поступил в среднюю школу, а в 1961-м стал курсантом Московского Суворовского военного училища, где проучился семь лет. Под влиянием творчества групп «The Beatles» и «The Rolling Stones» он вместе с друзьями из училища создал в 1964 году свою первую бит-группу – «Чародеи». В 1967-м вместе с братом Александром и приятелями по двору Стас собрал другую группу, получившую не лишённое сарказма (вспомним знаменитого на весь Союз деда!) название «Политбюро», а в 1969 году, поступив в Институт иностранных языков имени Мориса Тореза, стал лидер-гитаристом известной в студенческой среде инязовской группы «Блики». Всё больше погружаясь в философию и субкультуру хиппи, Намин был настолько впечатлён прошедшим в США Вудстокским рок-фестивалем, что в том же 1969-м основал студенческий музыкальный коллектив, получивший название «Цветы». В первом составе в группе пела вокалистка – Елена Ковалевская, и её голос звучал в манере Дженис Джоплин, Сигни Андерсон и Грейс Слик – собственно, репертуар тогда и держался на творчестве Джоплин и «Jefferson Airplane». Вскоре Намин перевёлся в МГУ, и «Цветы» стали числиться уже за этим институтом. Репетиции «Цветов», усиленных к 1971 году духовой секцией, проходили в ДК Энергетиков, куда Намин привел группу ещё в конце 1960-х. Группа играла на различных студенческих вечерах, и в её составе приняли участие такие известные музыканты, как пианист Игорь Саульский и саксофонист Алексей Козлов. На одном из концертов Намин познакомился с поющим басистом Александром Лосевым. Репертуар коллектива со временем менялся, и в начале 1970-х базировался уже на творчестве джаз-роковых «Blood, Sweat & Tears» и «Chicago». В это время Стас Намин решил отказаться от духовой секции (к слову, полностью перешедшей в группу «Арсенал») и обратиться к классическому рок-составу. Так сформировались известные нам «Цветы»: Стас Намин (соло-гитара, руководитель), Александр Лосев (вокал, бас-гитара), Юрий Фокин (ударные) и Сергей Дьячков (клавишные, вокал). В 1971 году коллектив стал победителем конкурса Ленинского района, получив право записать гибкую пластинку на «Мелодии». Идея записи на английском языке была отвергнута, и вместо этого записали несколько русскоязычных песен, ставших впоследствии хитами всесоюзного масштаба (песня «Есть глаза у цветов», входившая ранее в репертуар Муслима Магомаева, была предложена группе композитором Оскаром Фельцманом, а остальной материал предложили участники команды).

В 1972 году этим составом, усиленным клавишником Александром Слизуновым, гитаристом Владимиром Семёновым и симфоническим оркестром п/у Ю.Силантьева, был записан дебютный сингл на фирме «Мелодия», выпущенный годом позже и содержавший песни «Звёздочка моя ясная», «Не надо», «Есть глаза у цветов». В 1973-м состоялась запись второго сингла с песнями «Честно говоря», «Колыбельная», «Ты и я», «Больше жизни». В 1974 году «Цветы» начали профессиональную гастрольную деятельность по стране, выступая от Московской областной филармонии как ВИА «Цветы». Концертные выступления того времени значительно отличались от приглаженных в студии записей и были значительно рок-н-ролльней, что не могло рано или поздно не отразиться на судьбе выделявшейся из числа себе подобных группы. Дело кончилось тем, что в 1975 году филармония отобрала название «Цветы», а Министерство культуры и вовсе запретило группу и даже само название – как «пропаганду западной идеологии и идей хиппи». Лишь в 1977 году коллективу, перебивавшемуся во время вынужденного простоя сочинением песен и студийной работой (в этот период с «Цветами» начал сотрудничество Константин Никольский, приложивший руку к написанию песни «Старый рояль») удалось возродиться, но уже под компромиссным названием «Группа Стаса Намина». Восьмидесятые годы, несмотря на начавшиеся в стране перемены, снова принесли коллективу проблемы – на этот раз в игру вступил КГБ СССР. Чем популярнее становились «Цветы» (восторженная статья в журнале «Time», показ запрещённого здесь видеоклипа на американском MTV и т.п. ), тем жёстче было отношение к ней со стороны официальных структур. Противостояние кончилось запретом на исполнение песен и прекращением сотрудничества с «Мелодией», а также постановлением коллегии Министерства культуры, в котором музыканты были обвинены в «пропаганде Пентагона» и в «несанкционированных контактах с иностранцами». К этому времени в стране как грибы после дождя (хм... после дождя!) начали появляться группы с совсем иной идеологической повесткой, и в скором времени состоялся уже настоящий прорыв дамбы, а репертуар «Группы Стаса Намина», вынужденной всё больше выступать за границей и лишённой права издания уже записанной двойной пластинки, буквально во мгновение ока превратился в ностальгическое ретро.

Так что же было в «Цветах» уникального и не подвластного ходу времени? За что мы до сих пор помним и любим «Цветы»? Ответ прост: «Цветы» были слишком человечны для государства, где все, от генерала до уборщицы, десятки лет были вынуждены ходить строем под бравурные марши, а стены домов украшали огромные портреты членов Политбюро ЦК КПСС и плакатные рабочие, указывающие мускулистыми ручищами в светлое будущее. И при этом группа умудрилась обойти существовавшие правила, сохранив лицо в условиях, когда чуть ли не каждый школьный ансамбль воспевал достижения комсомола и ударные стройки БАМа! В репертуаре «Цветов» вибрировали любовь, нежность, радость и грусть – то есть обычные человеческие эмоции, и никаких лицемерных призывов, никакой идеологии. Прекрасная поэзия, шикарные мелодии, искренние интонации – это и сделало «Цветы» всенародно любимыми. Они смогли быть свободными в несвободных условиях, и тем самым вошли в историю. В 1995 году в эфире культовой музыкальной телепередачи «Программа А» состоялся концерт группы «Цветы». Тогда коллектив выпустил в свет расширенный, цифровой релиз ранних записей, а в сентябре 1995-го от внезапной остановки сердца умер 18-летний сын Александра Лосева – Николай. С тех пор текст песни «Звёздочка моя ясная» получил для солиста «Цветов» трагический смысл, но он продолжал исполнять эту прекрасную песню – сквозь слёзы. Сет-лист выступления в «Программе А» был такой: 1) Есть глаза у цветов 2) После дождя 3) Колыбельная 4) Ностальгия по настоящему 5) Звёздочка моя ясная 6) Честно говоря 7) Летний вечер 8) Мы желаем счастья вам!

Именно в 1995-м, после того памятного телеэфира, лично для меня группа «Цветы» обрела статус безусловной легенды отечественной музыки. Детские впечатления органичным образом переплелись с впечатлениями юношескими, вполне осознанными. Уже давно нет с нами Александра Лосева, который ушёл из жизни 1 февраля 2004 года, но голос его по-прежнему звучит и теплится в тех настоящих, в чём-то наивных, но безусловно — необходимых песнях, записанных группой «Цветы» в начале семидесятых. И цветы пробили асфальт, не увяли и не поблекли. Переслушайте эти красивые старинные песни — в них живёт любовь.

Ц5

«ЗВЁЗДОЧКА МОЯ ЯСНАЯ»

(Владимир Семёнов – Ольга Фокина)

Песни у людей разные,
А моя одна на века.
Звездочка моя ясная,
Как ты от меня далека.

Поздно мы с тобой поняли,
Что вдвоём вдвойне веселей
Даже проплавать по небу
А не то что жить на Земле.

Облако тебя трогает,
Хочет от меня закрыть…
Чистая моя, строгая,
Как же я хочу рядом быть!

Поздно мы с тобой поняли,
Что вдвоём вдвойне веселей
Даже проплавать по небу,
А не то что жить на Земле.

Знаю — для тебя я не бог,
Крылья, говорят, не те…
Мне нельзя к тебе на небо,
А-а-а прилететь…

Поздно мы с тобой поняли
Что вдвоем вдвойне веселей
Даже проплавать по небу
А не то что жить на Земле.

Поздно мы с тобой поняли,
Что вдвоём вдвойне веселей
Даже проплавать по небу,
А не то что жить на Земле.
А не то что жить на Земле…

Поздно мы с тобой поняли,
Что вдвоём вдвойне веселей
Даже проплавать по небу,
А не то что жить на Земле.
А не то что жить на Земле…


Релиз статьи состоялся 16 сентября 2015 года на сайте http://igor-shamarin.ru/


Поделиться с друзьями:
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • Twitter
  • Myspace
  • Google Reader
  • LinkedIn
  • email
  • Delicious
  • Digg
  • Tumblr

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповестите меня