«Тайм-Аут» в клубе «Москва» (6.01.2019)

Дата концерта: 6 января 2019 года
Место проведения: г. Москва, клуб «Москва»
Артист: группа «ТАЙМ-АУТ»

Полный сет-лист концерта:

1. Возьми моё сердце
2. Люди как люди
3. Ночь-Луна
4. Шире шаг
5. Поезд на Луну
6. Раз, два, три
7. Где-то за лесом кактус гниёт
8. Жертвы научной фантастики
9. Капуста
10. Автономное питание (С.Степанов)
11. Ёхан Палыч
12. Минутка мотологической поэзии (А.Минаев)
13. Гуттаперчевая
14. Шигидарупупупай
15. Рок играть – не трусами махать
16. Осень
17. Весна
18. Барабанное соло (А.Родин)
19. Буратино
20. Никто меня не любит

БИС:

21. Дуся
22. Я люблю кататься

2019 год начался ярко и празднично. В воскресенье 6 января, в режиме хорошо продуманного новогоднего экспромта, съездил на «Курскую», где среди припорошенных снегом многочисленных строений бизнес-парка «Арма» стоит и приветливо поблёскивает огоньками клуб «Москва». В это уютное заведение, напоминающее разом все московские андеграундные клубы девяностых годов, славный ансамбль мотологического рока «ТАЙМ-АУТ» зазвал в этот Рождественский сочельник своих старых и новых поклонников (читай — квачей), чтоб сыграть фактически в домашней атмосфере эталонный, беспредельно-кайфовый, двухчасовой рок-концерт, во время которого стеклянные (по преимуществу) стены клуба покрылись фактурной испариной — настолько жарко бились сердца внутри ходившей ходуном от гитарных риффов постройки.

Выступление анонсировалось как Большой Новогодний Концерт, хотя важно помнить, что оригинальный, Мотологический Новый год отмечается летом, а точнее - 23 июня, между 15:00 и 16:00, когда Солнце в зените и уже начинает скатываться; для его празднования нужен Дед Жара и лимонное дерево, вокруг которого следует водить хороводы, при этом употребляя всевозможные напитки и разбрасывая где попало рыбью чешую. Всё это — согласно древним мотологическим канонам, а поскольку данный концерт выпал на январь, Новый год отметили хоть и с присущим куражом, но всё же без чрезмерных безумий. Впрочем, кайфом, по-моему, никто обделён в этот вечер на был. Нужно добавить для истории, что в процессе подготовки концерт был перенесён по техническим причинам с 5 на 6-е число.

Начало сета заявили на 19.00, хотя на деле этого времени пришлось дожидаться у входной двери на продуваемых задворках строения со светящимися оленями под своими сводами — сначала прослушав ударный саундчек из пары-тройки нетленок, а затем уже в компании вышедшего покурить барабанщика «Тайм-Аута» Андрея Петровича Родина и немногочисленной, но дружной толпы собравшихся «квачей» и «квачих» разного возраста и социального положения. Время ожидания коротали творчески: кто-то, не выпуская из руки пивную бутылку, пытался допрыгнуть до заснеженной крыши, чтоб ему обломились самые вкусные сосульки, кто-то обсуждал недостаток использования «Тайм-Аутом» саксофона на одном из юбилейных концертов, кто-то покупал в потёмках у материализовавшегося директора фан-клуба последние дешёвые билеты. Снег топтали олдовые родители с отпрысками студенческого вида, суровые философы-одиночки в рокерских одеяниях, хмельные пузатые хохмачи и влюблённые парочки. Увидев народ, бодро столпившийся у двери, одна барышня из вновь прибывших воскликнула: «Как?.. Квачей не пускают?..», на что из темноты раздался резонный ответ: «ЗДЕСЬ ВСЕ КВАЧИ!». С истиной никто спорить не стал. В 19.00 мы вошли внутрь. Платный гардероб, на запястье лента с надписью «ТУСА МОСКВИЧ» стоимостью в пределах тысячи рэ — и пожалуйста, к вашим услугам бар и, если есть наличность, персональный столик или диванчик с мягкими подушками. Ну, или парочка устойчивых колонн под вывеской «МОСКВА» — подпереться. В 20.13 народ будто бы проснулся и вдруг стал хором декламировать культовый мотологический зонг «Где-то за лесом кактус гниёт». К этому моменту я замедитировал у колонны и размышлял о многоступенчатой лестнице, ведущей от сцены вверх, к отгороженной плотной занавеской клубной гримёрке: в голове по неведомой причине крутились картинки с богами, сходящими с Олимпа к нам, простым смертным. И пока я так размышлял, по означенной лестнице начали спускаться...нет, вовсе даже никакие не боги, а какие-то (чур меня, чур!) свиноподобные монстры! В итоге на сцене оказались музыканты ансамбля «Тайм-аут», светящиеся улыбками под прицепленным к носам массивными свиными пятачками. В этих странных персонажах фэны не без великого труда (шучу, конечно) разглядели: обратившегося к публике с поздравлениями от «труппы нашего дурацкого театра» и свойским хрюканьем (год Свиньи же на пороге) Александра Минаева (вокал, бас-гитара), выделившегося из числа коллег наличием не пятачка, а огромных свиных ушей Сергея Степанова (ритм-гитара), уже названного мной Андрея Родина (барабаны) и нового участника коллектива — известного по сотрудничеству с Н.Носковым и А.Ф.Скляром соло-гитариста Эдуарда Хрипунова. На Акакии Назарыче Зирнбирнштейне (а именно такова творческая ипостась весельчака Саши Минаева), в отличие от представших в более-менее рабочей одежде коллег, была надета футболка с примечательным принтом: вскинувшийся в рок-н-ролльном приветствии Гомер Симпсон и надпись: «NEVER TOO OLD TO ROCK»:

Описывать концерт «Тайм-Аута» со всеми его нюансами, репликами и многослойностью дело трудное и почти нереальное — при этом нужно присутствовать, это нужно вдохнуть. Но раз уж мы здесь занимаемся рок-летописью, давайте попробуем хотя бы сделать беглый, фактологический обзорчик. После искромётного приветствия музыканты с явным облегчением выбросили свиные пятачки (остались только уши на Степанове) и вдарили по струнам: начался фирменный, старый-добрый «Тайм-Аут», каким все его помнят и любят с середины девяностых. Открыли концерт песней «Возьми моё сердце», подходящей этому моменту на все сто:

От стакана просто вина
Я выпрямляюсь, словно струна,
Встречай меня, родная страна — я гуляю!

Я нахожусь под лёгким шофе,
Наглажены мои галифе,
Я проплываю мимо кафе, улыбкой играя.

А я красивый, как танк, и надёжный, как банк,
У меня есть план, я иду на таран.
А я красивый, как танк, и надёжный, как банк,
Тебе некуда деться, возьми моё сердце!

Вокруг меня мерцают глаза.
Не нажимая на тормоза,
Шагаю гордо в виде туза — женщины тают.

Я с ними не веду разговор,
Подмигиваю, как светофор,
Ведь я сегодня принял на борт — ну, здравствуй, родная...

Во время исполнения на клубной сцене заработала дымовая машина, что, как оказалось, не вполне входило в планы музыкантов. Допев песню, Акакий Назарыч попросил дым убрать — «хочется людей видеть». В первой паузе зашла речь о единственных на всю группу свиных ушах, которые в итоге из-за их неудобства решили сделать переходящими — так что номер «Люди как люди» Минаев пел в крайне колоритном (особенно если учесть содержание песни), фактически демоническом обличии. На третьей песне («Ночь-Луна») ушами обзавёлся стильно-седобородый Эдуард Хрипунов, вспомнивший к случаю лисёнка с известного всем логотипа ныне не существующей компании по производству соков, а когда свиные уши достались по разнарядке Андрею Родину, всех буквально согнуло от смеха, так что после песни «Шире шаг» с перемещением ушей наглухо завязали. Продолжили играть лихо, петь звонко, с молодецким присвистом из уст явно находящегося в ударе Акакия Назарыча Зирнбирнштейна. Перед ещё не опубликованной ни на одной пластинке песней «Поезд на Луну» поговорили о правой руке одного из её создателей, Гагея Гагеича Сикорского (творческая ипостась Сергея Степанова). В фирменном минаевском стиле прозвучало шуточное обвинение: «Он же нам тут чуть праздник не испортил, ребята! Бейте его». А с рукой у музыканта совсем недавно были проблемы, о чём в данное время сам Сергей и его соратники говорят в прошедшем времени и с юмором — ну, и слава богу. К слову, к означенному времени искромётный межпесенный конферанс, эта фирменная фишка «Тайм-Аута», набирал обороты: зрители то рубились под очередной хит, то падали от смеха, то делали и то и другое одновременно. Чего стоит только перепалка про список песен, который Гагей Гагеич написал мелкими буквами и сам не мог разобрать, что там дальше следует играть. Или такой момент: увидев среди столпившихся у сцены фэнов человека в верхней одежде, только что посетовавший на жару Акакий Назарыч обратился к нему с саркастической речью: смотри, я как врач тебе говорю — вернёшься домой, а ТАМ всё вкрутую уже... Гагей Гагеич попытался вставить свою реплику, на что фронтмен группы отреагировал в фирменном стиле: «Ты тоже врач?». Кстати, через несколько номеров мужик куртку (или что там на нём было надето) снял, чем снова вызвал бурную реакцию со стороны Саши Минаева и всех собравшихся соответственно. Начав подводку к песне «Жертвы научной фантастики», группа неожиданно для себя столкнулась с тем, что фэны стали яростно скандировать всё тот же вневременной и всеэпохальный «Где-то за лесом кактус гниёт». Группе ничего не оставалось, как с репликой «Любой каприз!» исполнить этот номер, а затем вернуться к нарочито помпезному представлению Гагея Гагеича. Сыграв «Жертвы» (с вокалом Степанова и завораживающим гитарным соляком Хрипунова) и «Капусту» (заглавный номер крайнего на данный момент и очень удачного альбома), группа оставила фэнов наедине со Степановым: пришёл черёд его сольного номера «Автономное питание». Перед тем, как оставить гитариста на сцене одного, коллеги устроили шумный торг — мол, а не слабо ли Гагею Гагеичу сплясать на столе голым, да при этом стоя на руках — «чтоб было интереснее?»... Звучали предложения скинуться всем собравшимся на это незапланированное шоу, так что поначалу согласный на всё Гагей Гагеич ходил по тонкой ниточке. В итоге сольный номер прозвучал драйвово и более чем достойно, и вернувшиеся на сцену музыканты жахнули свой коронный суперхит — «Ёхан Палыч», превратив коду песни в какое-то умопомрачительное безумие со сменой ритма и шумной какофонией.

Гитаристы ещё соревновались в этом звуковом поединке, а сложивший руки на басухе Акакий Назарыч, глядя попеременно то на одного, то на другого соратинка-мотолога, отечески к ним обращался: «Всё? Всё? Наигрались?..», а после того, как жужжание гитар смолкло, к восторгу разгорячённой публики объявил минутку мотологической поэзии и, соответственно, с шутками и прибаутками проводил остальных коллег со сцены. Читать «Колобка» лидер «Тайм-Аута» отказался наотрез («Не помню я его!»), зато порадовал всех целым роем классических опусов — какой рэпер потягается ныне с этим живым Классиком, друзья?.. Первым был зачитан «Стих про Зопуха»:

Это кто сюда залез
С поплавком наперевес,
С цифрой О на бледной фляжке,
С чёрной скомканной бумажкой,
Весь в пожитках и трусцах,
С вилкой, с бабочкой, в носцах,
Надрываясь и кряхтя,
То как зверь она завоет,
То заплачет, как дитя.
С виду — ласточка, но сбоку
мы узнали: это — Зопух!

Далее в режиме нон-стоп прозвучали: «Я чувствую себя гвоздём», «Стих про гвоздь-2», «Про дятла», «Кудрявое Солнце», «Ёжик», «Кругом враги!» (с помощью припавшего к ногам Автора суфлёра-добровольца из числа толпящихся у сцены фэнов-квачей), «На небо я любуюсь, рот разинув...» и «Незваный гость». После сольного номера фронтмена на сцену, будто балерины из «Лебединого озера», вновь выпорхнули музыканты группы — зазвучала песня «Гуттаперчевая», в которой, в качестве реплики известному попсовому хиту, звучит обращение к лирической героине: «Резиновая мояяяяя...». Вслед за «Гуттаперчевой» — старинный хит «Шигидарупупупай», прозвучавший в невероятно мощной, оригинальной хард-роковой версии. В коде Акакий Назарыч пропел не меньше куплета по-монгольски, вызвав восторженный рёв публики. По харду вдарили уже серьёзно, исполнив относительно свежий боевик «Рок играть — не трусами махать», после которого изрядно взмокший Минаев выдохнул и констатировал: «Да, тяжёлая у нас работа», а улыбчивый Степанов оптимистически подвёл черту: «Но мы справляемся». Далее пришёл черёд лирических вещей: группа исполнила «Осень» и «Весну». В паузе между ними музыканты обменялись рассуждениями о том, что эти песни — не сезонные, как можно было подумать, а демисезонные, а Гагей Гагеич сперва посетовал, что почему-то у группы нет песен про зиму и лето, а затем от широты душевной взял на себя обязательство хотя бы наполовину восполнить этот пробел. Исполнив «Весну», фронтмен «Тайм-Аута» произнёс: «Отмучались! Лирика закончилась!» и предложил Архимандрею Кислородину (творческая ипостась Андрея Родина), которого представил как ударника социалистического труда, исполнить его сольный номер — барабанное соло. Барабанщик поначалу отнекивался, затем сыграл нечто не вполне энергичное — так что Акакий Назарыч показно фыркнул: «Да ну, ерунда какая-то, медленный танец. А поэнергичнее есть чего?..». Родин подмигнул и бросился а ударную атаку: зазвучал — да так, что было слышно, наверное, у самого метро «Курская» — поднявший и без того воодушевлённых фэнов хит «Буратино». Во время исполнения столпившихся у сцены зрителей прорезал самоорганизовавшийся квачиный ручеёк. Повеяло реальным фанатизмом, появившиеся тут и там люди в жёлтых майках с надписью «Я ЛЮБЛЮ КАТАТЬСЯ!» воздели руки к отцу-основателю мотологии. После забойного «Буратино» — не менее забойный суперхит «Никто меня не любит». Тут уже был перехлёст эмоций, самый пик. Когда песня отзвучала, Минаев подошёл к Степанову и, надавив на рычаг его гитары, вызвал смачный и неугасающий фидбэк. С удовлетворением произнёс: «Ну, блин, вещь!».

На часах было около 22.00, и группа начала прощаться с фэнами. Те категорически не отпускали (буквально держали за ноги), так что Акакий Назарыч в шутку стал предлагать некие уловки, чтоб — КАК БЫ — избежать выхода на «бис». Из предложенных четырёх вариантов (типа «Уйти и вернуться через полтора часа, когда уже все разойдутся») победил вариант «Никуда не уходить и продолжить играть». После предисловия фронтмена: «Ну, ещё парочку — и расходимся — тихо, молча, по домам спать!» Гагей Гагеич зарядил фантастический гитарный старт, и группа грянула олдовый суперхит «Дуся», которым в девяностые начинала свои выступления. Завершили же концерт классической песней «Я люблю кататься», перед которой Акакий Назарыч исчерпывающе подвёл итог этого вечера: «Всё! Самое дно — достигли!». Звучали финальные строчки древней, фактически обрядовой песни:

Барыня, барыня,
Сука, дура, жопа, б###дь!
Валенки, валенки,
Суки, дуры, жопы, ,б###дь!

Поймав кураж, Акакий Назарыч Зирнбирнштейн неожиданно начал смаковать барахтающееся в гитарных риффах финальное нецензурное слово, и в этом пассаже не было никакой пошлости: наоборот, более адекватного и правильного финала подлинного рок-шоу трудно было вообразить. Выразив публике «большое, НЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ спасиббо», группа «Тайм-Аут» раскланялась и под восторженные одобрительные крики взошла по многоступенчатой лестнице на свой Олимп. Это был зашибенный вечер и отличное начало рок-года.

© Игорь Шамарин, 9.01.2019 — специально для сайта http://igor-shamarin.ru 

В материале использовано фото Виктора Попова.

P.S.

Вы спросите о судьбе второго отца-основателя группы, первого в мире мотолога на пенсии Павла Молчанова (творческая ипостась Торвлобнор Петрович Пуздой). Покинувший «Тайм-Аут» в сентябре 2009-го, Павел вместе с семьёй ныне живёт на Кипре, где работает музыкальным репетитором и пишет музыку в домашней студии. Жизнь штука многогранная.

 

Поделиться с друзьями:
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • Twitter
  • Myspace
  • Google Reader
  • LinkedIn
  • email
  • Delicious
  • Digg
  • Tumblr