Фестиваль «Monsters of Rock-1991» в Тушино (28.09.1991)

Monsters-1

Дата фестиваля: 28 сентября 1991 года
Место проведения: Москва, поле Тушинского аэродрома
Состав участников фестиваля:

«PANTERA» (США)
«E.S.T. » (Россия)
«THE BLACK CROWES» (США)
«METALLICA» (США)
«AC/DC» (Австралия)

Сет-лист фестиваля «Monsters of Rock-1991» в Тушино:

«PANTERA»:

1. Cowboys from Hell
2. Primal Concerte Sledge
3. Heresy
4. Domination
5. Psycho Holiday

«E.S.T. »:

1. Интро
2. Bully
3. Moscow Outskirts
4. Батько, пожалей коней
5. Сука
6. Десять весёлых лет
7. Проклятая Алиса
8. Запомни, Катюша…

«THE BLACK CROWES»:

1. Stare It Cold
2. Rainy Day Woman

«METALLICA»:

1. The Ecstasy of Gold (intro)
2. Enter Sandman
3. Creeping Death
4. Harvester of Sorrow
5. Fade to Black
6. Sad But True
7. Master of Puppets
8. Seek and Destroy
9. For Whom the Bell Tolls
10. One
11. Whiplash
12. Last Caress (The Misfits cover)
13. Am I Evil? (Diamond Head cover)
14. Battery

«AC/DC»:

1. Thunderstruck
2. Shoot To Thrill
3. Back in Black
4. Hell Ain’t a Bad Place to Be
5. Rising Power
6. Fire Your Guns
7. Jailbreak
8. The Jack
9. Dirty Deeds Done Dirt Cheap
10. Moneytalks
11. Hells Bells
12. Are You Ready
13. High Voltage
14. Highway to Hell
15. Whole Lotta Rosie
16. Let There Be Rock
17. T.N.T.
18. For Those About to Rock (We Salute You)

У фестиваля «Monsters of Rock-1991» в Тушино, этого во всех смыслах неожиданного и более чем своевременного подарка из рук бизнесмена Бориса Зосимова отечественным тинейджерам начала 1990-х, истосковавшимся по настоящему, актуальному року, был не менее легендарный прототип, а именно – Московский международный фестиваль мира, организованный и проведённый Стасом Наминым в Лужниках в августе 1989-го с участием таких заграничных рок-идолов, как Оззи Осборн, «Scorpions», «Bon Jovi», «Mötley Crüe» и «Cinderella», а также рождённых в СССР «Парка Горького», «Нюанса» и «Бригады С». В отличие от анархического, стихийного и реально безбашенного Тушинского феста, мероприятие 1989-го выглядело как парадная, сверкающая неоном витрина по сравнению с передвижным балаганом, волею судеб занесённым на размытые дождями просторы развалившейся  на дымящиеся части империи. Но одно дело восьмидесятые годы, а совсем другое – девяностые. В первом случае я отслеживал события посредством телевизора и радио, а во втором имел счастье в компании друзей и приехавших в гости родственников лично лицезреть столь знаковое для своего времени мероприятие.

Так уж вышло, что на летние школьные каникулы в 1991 году мы уходили одними, а в сентябре многие (впрочем, не берусь говорить за всех) вернулись уже совсем другими. Я, например, во время поездки на юг неудачно упал при забеге в море, заработав ощутимое растяжение связок на ноге – и начал учебный год хромым. А если серьёзно, были тем летом и более глобальные причины измениться. 18-21 августа в стране состоялась попытка государственного переворота: президент СССР Михаил Горбачёв был временно изолирован в Крыму, где проводил отпуск, а власть в свои трясущиеся от страха руки попытался взять так называемый ГКЧП (Государственный комитет по чрезвычайному положению), состоящий из вице-президента СССР Геннадия Янаева, ряда руководителей ЦК КПСС, правительства СССР, армии и КГБ СССР. Злополучный комитет провозгласил себя органом «для управления страной и эффективного осуществления режима чрезвычайного положения», решения которого общеобязательны. Был наложен запрет на митинги, собрания, деятельность политических партий и организаций, установлен контроль над СМИ и приостановлен выпуск столичных и областных печатных изданий. В город были введены танки и БТРы, и никто не мог поручиться за мирный исход противостояния гражданских лиц с военными. В дни августовского путча погибло трое молодых ребят (двое застрелены, один задавлен). Государственный мятеж, слава Богу, провалился, и уже в первых числах сентября моя одноклассница Ульяна вполне резонно задала нашему учителю истории вопрос: «ЗАЧЕМ ВЫ НАМ ВСЁ ВРЕМЯ ВРАЛИ?». Историк, который с первой половины 1980-х годов твердил нам о несомненных и научно доказанных преимуществах коммунистической идеологии над ценностями капитализма, зримо стушевался – он и сам ещё не знал, чем всё в итоге обернётся и как на это реагировать. Центральное телевидение менялось в те дни буквально на глазах: место безликих дикторов заняли улыбчивые ведущие с открытыми эмоциональными лицами, допускавшие в речи ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ интонации, а вечерами, включив телеящик, можно было увидеть, к примеру, фрагменты прошедшего в апреле того же 1991-го в Сетуни фестиваля «Рок против террора»! В общем, шлюзы были открыты, и бурлящие потоки неминуемо хлынули.

Где-то в районе 18 сентября (может, даже и позже, поскольку всё происходило стремительно!) по телевизору был объявлен телефонный опрос для молодёжи: какая отечественная группа тяжёлого направления должна представлять страну на фестивале «Монстры рока» в Москве с участием групп «Pantera», «Metallica» и «AC/DC»? Одного факта приезда к нам «Металлики» и «AC/DC» было более чем достаточно, чтобы воспламенить надеждой беспокойные юные сердца! Группа «AC/DC» издавна была культовой в Союзе, а выпущенный в 1990 году альбом «The Razor`s Edge», набитый хитами под завязку и поддержанный эффектными видеоклипами, и вовсе наделил коллектив народным статусом. Что касается «Металлики», то 12 августа 1991-го и без того популярнейшая среди российских подростков группа выпустила в свет долгожданный, одноимённый номерной диск, и мы получали своих любимцев фактически «горяченькими» — с только что испечёнными суперхитами «Enter Sandman» и «Sad But True», а также целой обоймой не менее зажигательных песен с четырёх предыдущих пластинок. Попросту не было в ту пору у учащейся молодёжи (за более старшее поколение говорить не берусь) групп популярнее, чем «AC/DC» и «Metallica» (чуть позже к списку присоединится «Nirvana», но альбом «Nevermind», записанный летом 1991-го, увидел свет буквально в 20-х числах сентября, и до нас тогда ещё не докатилось его эхо). Ну, а в лидеры телефонного опроса выбилась московская группа «E.S.T. », выпустившая незадолго до того свою первую в России пластинку «Проба пера», хотя в тусовке ещё долгое время ходили слухи, что опрос показал лидерство то ли группы «Мастер», то ли возрождённого к тому времени «Чёрного Обелиска» (справедливости ради нужно отметить, что анархический и бесшабашный «E.S.T. » был в народе реально более популярен и «раздёрган на цитаты», нежели ударившийся в бескомпромиссный трэш-метал «Мастер», переключившийся исключительно на англоязычную лирику, или элитарный «Обелиск», являвшийся к тому времени нашей «Металликой» с довольно-таки схематичными, пронизанными духом зрелого академизма текстами). О группах «Pantera» и «The Black Crowes» мы тогда ровным счётом ничего не знали. Как бы то ни было, ждать концерта оставалось совсем недолго, тем более, фестиваль должен был состояться не где-нибудь, а на родном Тушинском аэродроме, в окрестностях которого (и на котором) прошло всё детство (лично я там не только беспечно проводил летние каникулы, сидя с удочкой на заросшем травой берегу Москвы-реки, но и учился играть в футбол перед тем, как записаться в соответствующую секцию при близлежащем стадионе «Красный Октябрь») и, собственно, неподалёку располагалась наша с друзьями школа. Сам аэродром функционировал с 1935 года: именно на нём проходили легендарные авиационные парады с участием высшего руководства СССР, а в военные годы с лётного поля взлетали истребители и бомбардировщики. Москва с годами разрасталась, и Тушино постепенно утрачивало стратегическое значение. Со временем аэродром, находящийся в 14 километрах от центра города и являющийся базой при спортивном аэроклубе имени Чкалова, утратил государственное значение, и его ворота вплоть до середины девяностых годов были открыты, в принципе, для любого желающего (если поздней весной или жарким летом пересечь аэродром пешком или на велосипеде, обгоняя по дороге вышедших на обеденный перерыв подышать свежим воздухом сотрудников местного НИИ, можно было через 15 минут упереться в невысокую насыпную дамбу Москвы-реки, близ которой мы с пацанами и тусовались всё детство, время от времени наведываясь вплавь на борт какой-нибудь баржи). Раз в год на аэродроме в честь Дня воздушного флота СССР устраивался авиационный праздник (в такой день, каждое третье воскресенье августа, перекрывалось шоссе, а к метро сгонялась конная милиция и выстраивался «живой коридор» из служивых), а весной, летом и осенью на асфальтированной площадке при входе тусовались авиамоделисты.

1988

На фото: живой коридор от аэродрома к вестибюлю станции метро «Тушинская» во время авиационного праздника в августе 1988 года (ту же самую картину можно было наблюдать и после «Монстров рока» в сентябре 1991-го)

Что касается подоплёки этого фестиваля, то вкратце предыстория такова. Ежегодный рок-фестиваль «Monsters of Rock» впервые был организован в Англии в 1980 году (и проходил вплоть до 1996 года). В 1991 году всё шло по отработанному плану: в этом году в туре принимали участие группы «Metallica», «AC/DC», «The Black Crowes», «Queensrÿche» и «Mötley Crüe». Первый концерт фестиваля состоялся 10 августа в Копенгагене, а далее в его дорожной карте значились остановки в 12 странах: Великобритании, Голландии, объединённой Германии, Италии, Венгрии, Польше. На 24 сентября было запланировано последнее шоу в Мадриде. Планы были существенно откорректированы, когда воодушевлённый победой над ГКЧП российский бизнесмен Борис Зосимов, возглавлявший корпорацию «BIZ Enterprises», позвонил Марку Россу – сыну президента «Warner Bros. Inc». Марк Росс, помимо всего, занимался в те дни делами «открытой» им для широкой публики грув-металической команды «Pantera», выпустившей в 1990-м знаковый для своего времени альбом «Cowboys From Hell». Зосимову удалось уговорить неуступчивого поначалу Росса, сыграв на личном интересе (группы «Queensrÿche» и «Mötley Crüe» для концерта в России были заменены на группу «Pantera»), а российскую группу выбрали методом голосования (согласимся с устаканившейся версией) отечественные рок-фэны. Так и сложился состав «Монстров рока» в Тушино. Благодаря любимому всеми Юрию Никулину Зосимов получил благословение мэра Москвы Юрия Лужкова, а дальнейшие организационные вопросы решались так (обратимся к архивам электронных СМИ):

«Встал вопрос о 300 американцах, для которых не было ни виз, ни приглашений, словом вообще ничего. Зосимов напечатал письмо на бланке своего кооператива и направил с ним человека в аэропорт: «Умри, но сделай так, чтобы пропустили». Где разместить? О, как раз только что достроили гостиницу «Radisson-Slavyanskaya», но официально открыть ещё не успели. Договорились и с гостиницей. Словно бы сама ситуация, когда СССР уже почти закончился, а Россия еще толком не началась, создала уникальную «точку невероятности», в которой на мгновение стало возможно всё. Ещё сложнее оказалось выполнить присланный из-за границы райдер. Музыканты требовали обычных для подобного рода мероприятий жилых трейлеров с бытовыми секциями и душевыми. Таковых в СССР просто не было, и вместо них было решено поставить переоборудованные армейские палатки. Молотки для сборки сцены выменяли за водку в ближайшей воинской части. Чтобы обеспечить американцев привычным для их желудков питанием, были мобилизованы «Чайки» из гаража Совета Министров, «челночными рейсами» их гоняли в первый московский «Макдоналдс» на Пушкинской. Вопрос о выборе площадки тоже оказался далеко не так прост. Изначально фестиваль предполагали «поставить» на Ходынском поле, но продюсерам не давал покоя исторический контекст. Случись что, и на следующий день пресса вовсю живописала бы подробности «новой Ходынки». И тут редактор металлического фэнзина «Zarazza» Алексей Трофимов вспомнил про Тушинский аэродром. И, как оказалось, удачно. В результате это место на следующие 20 лет стало одной из важнейших точек на карте концертной Москвы — впоследствии там проводились фестивали «Крылья» и «Максидром».

Мы, повторюсь, жили совсем близко от аэродрома – в двух шагах от метро «Тушинская». 25 числа ходили смотреть, как монтируют огромную сцену. Уже вечером в пятницу, 27 сентября, патлатые рок-фэны начали активно стягиваться к месту концерта, устраивая ночёвку прямо в ближайших дворах, а в ночь с пятницы на субботу самая оголтелая братва лихо обворовывала не успевших сориентироваться кавказцев, торговцев дынями. Остатки этих дынь поутру можно было увидеть в радиусе километра, а уцелевший товар продавцы чуть ли не даром отдавали оголодавшим и трясущимся с утреннего похмелья поклонникам тяжёлого рока (что-то же им нужно было есть). В 7.40 утра 28 сентября под окнами начали раздаваться вопли: «Народ, выпить есть у кого?» и «ОЙ, ПОМИРАЮ! Хочу пива!!!». Часа через два народ повалил довольно плотной толпой – не только из метро, но и с пригородных электричек. Напротив «Тушинской» тогда стояло кафе «Момент», возле которого каждый день собирались местные ребята. Этим утром все они были на месте и готовились в боевой поход – с флагами и в соответствующем прикиде. Небо с утра и весь день было пасмурное – казалось, вот-вот пойдёт дождь. Для начала мы с компанией друзей сделали пробную вылазку к месту концерта: прекрасно помню чувство необычайного воодушевления и единения, когда идёшь в толпе среди СВОИХ. Краем глаза удалось заметить, что чуть ли не все ближайшие автобусные остановки были за ночь раскурочены вдребезги, не повезло и окнам местного детского садика. Вход на аэродром был свободным, никого не проверяли и не обыскивали (вообще, сначала милиции и солдат было не так уж много, но откуда, чёрт возьми, их столько взялось позже?). Первое, что видели пришедшие утром 28 сентября на Тушинский аэродром – множество спящих в траве парней и девчат, тут и там виднелись обугленные пятачки ночных костров. Каждый, минуя ворота, проходил через импровизированные торговые ряды: продавали рок-атрибутику, журналы и виниловые пластинки таких групп, как «Hellraiser», «ЭВМ», «Мастер», «E.S.T. », «Коррозия металла». Всё это разлеталось прямо из коробок, как горячие пирожки.

Фестиваль открылся около 14.00 сетом мало кому тогда известной у нас группы «PANTERA». Едва группа начала играть, куда-то пропал звук! Фил Ансельмо предстал перед публикой в красной маске демона, натянутой на голову, но через некоторое время сбросил маску и продолжил рубиться уже в своей не менее брутальной, но – человеческой ипостаси (к слову, бритоголовой и щедро покрытой татуировками). В какой-то момент неподалёку от сцены заработал один из нескольких экранов (нужно отметить, что экраны у нас на концертах до той поры не использовались, это был первый раз!), но проработал экран недолго – так что «Pantera» в этот день осталась, как бы это сказать, недораспробованной. В группе, помимо Ансельмо, играли: гитарист Даймонд Даррелл, басист Рекс Рокер и барабанщик Винни Пол.

Monsters-2

Группа «Pantera» в Москве, сентябрь 1991 года

Народ постепенно вошёл в ритм, и в заполненном пространстве поля начались стихийные перемещения толпы. В какой-то момент в спины фэнов, стоящих лицом к сцене, полетели пустые бутылки, милиция отреагировала – и начались бесконечные вспышки ментовской агрессии по отношению к публике, продолжавшиеся весь фестиваль. Был так: ты спокойно стоишь, вдруг летит пара бутылок, и вот уже вокруг – буйная движуха с участием солдат, милиционеров и перемещающихся туда-сюда волосатых персонажей. На сцену выходили какие-то чиновники (чуть ли не зам.префекта Северо-Западного округа или даже сам префект, точно не помню), ещё какие-то люди – и все увещевали зрителей вести себя прилично, иначе концерт будет немедленно прекращён в целях безопасности. В ответ фэны хором выкрикивали своё мнение относительно адреса, по которому следовало бы пройти стоящим в этот момент на сцене товарищам в галстуках. Обожаемая многими группа «E.S.T. » вышла в обновлённом специально для данного выступления составе: Жан Сагадеев (вокал), Марат Микаэлян (гитара), Григорий Безуглый (гитара), Пётр Макиенко (бас-гитара) и Владимир Козиненко (барабаны). Жан, одетый в чёрный пиджак поверх распахнутой на груди белой рубахи, был зримо подшофе. Легендарное выступление началось с затяжного гитарного соло Гриши Безуглого, а дальше на упорно не желавшем становиться громче звуке (были версии, что причиной тому – происки зарубежных гостей) прозвучали две песни на английском языке: «Bully» («Хулиган») и «Moscow Outskirts» («Московские окраины»). Группу «E.S.T. » всегда называли отечественной версией «Motörhead», но на выступлении в Тушино группа прозвучала как некий аналог «Slade» или даже «AC/DC» — во всяком случае, обычно рычащий Жан Сагадеев чуть ли не через фразу норовил в этот раз выдать голосом высокую ноту. После первой песни Жан воскликнул: «Ваше здоровье!» и демонстративно осушил гранёный стакан, после чего выкинул его куда-то под сцену. Когда зазвучал традиционный «эстовский» репертуар («Батько, пожалей коней», «Сука», «Десять весёлых лет», «Проклятая Алиса»), звук, наконец, прорезался! Песню «Батько, пожалей коней» Жан представил так: «Следующая песня… вы её узнаете по первым аккордам на барабанах. И просьба ожесточённее подпевать в припевах!». Во время исполнения «Суки» маэстро Сагадеев всячески забавлялся с микрофонным шнуром, в определённый момент (горький кадр в воспоминаниях) обмотав его вокруг шеи… Особенно впечатлила раскладка на два гитарных соляка в песне «Десять весёлых лет». Жан держался на сцене вполне раскрепощённо и был взволнованно-прекрасен. В какой-то момент его отозвали в глубь сцены, после чего он вернулся к микрофону и изрёк: «Иностранные дяденьки просят прекратить кидаться бутылками. А то вы повредите аппаратуру фирменную!». Песня «Проклятая Алиса» воодушевила, кажется, всех присутствовавших на аэродроме: исполняя её, лидер «E.S.T. » кидался на колени, истово крутил микрофонную стойку и верещал ничуть не хуже вокалиста «AC/DC» Брайана Джонсона. Кодой выступления «Электро-Судорожной Терапии» стала песня «Запомни, Катюша…», которую группа исполнила хором со всеми фэнами. Жан в финале выступления скинул пиджак, оставшись в белой рубахе, и порадовал лихим разбойничьим свистом. На том группа раскланялась и удалилась.

Monsters-3

Группа «E.S.T. » на сцене фестиваля «Monsters of Roсk» в Тушино (28 сентября 1991 года)

Фестиваль был бесплатным, и в течение всех шести часов можно было, в принципе, абсолютно свободно перемещаться – уходить с аэродрома и возвращаться снова. Мы не стали оставаться на короткий сет блюз-роковой команды «THE BLACK CROWES» («Чёрные Вороны»), а отправились домой обедать – благо, идти было всего пять минут. В 1990 году читатели журнала «Rolling Stone» назвали «The Black Crowes» команду «Лучшей новой американской группой», и к моменту визита в Россию на счету группы имелся лишь дебютный альбом – «Shake Your Money Maker». Позже я, отсмотрев концертные видео, определил для себя звучание «The Black Crowes» как «Роллинг Стоунз», истово изображающих «Aerosmith», исполняющих Боба Дилана». В Тушино команда выступила в составе: Крис Робинсон (вокал), Рич Робинсон (гитара), Джефф Сиз (гитара), Джонни Кольт (бас), Стив Гормэн (барабаны). Возможно, ожидания относительно этой группы были слегка завышены.

Monsters-4

Группа «The Black Crowes», не нашедшая широкой поддержки у московских фэнов тяжёлого рока

Чего не скажешь о выступлении группы «METALLICA»! Вот когда включились все экраны и как следует заработала аппаратура! Вот когда все ожидания сполна оправдались, и даже летающие над головами бутылки не омрачили праздника. Сет «Металлики» в Тушино – сильнейшее впечатление, навсегда врезавшееся в память. У меня к тому времени имелась их двойная пластинка «…And Justice for All», буквально не покидавшая домашний проигрыватель, и лицезреть «Металлику» в момент её блеска и славы было невероятно круто. На сцене рубились великие и прекрасные Джеймс Хэтфилд (вокал, гитара), Кирк Хэммет (соло-гитара), Джейсон Ньюстед (бас-гитара, вокал) и, конечно же, обожаемый всеми Ларс Ульрих (ударные), который столь истово делал своё дело, что в итоге повредил руку и обагрил пластик ведущего барабана собственной кровью. Сет начался с духоподъёмной инструментальной композиции «The Ecstasy of Gold» композитора Эннио Морриконе, звучащей в культовом вестерне 1966 года «Хороший, Плохой, Злой». Этой интродукцией «Metallica» с момента основания группы открывает свои концерты. А дальше по первым рядам ничего не успевших понять зрителей дали огненный залп две пушки и грянул свежайший к тому моменту «Enter Sandman» — и ураган из величайших хитов смёл всё вокруг. Большинство зрителей (а всего в этот день на аэродроме и его окрестностях побывало, по разным подсчётам, от 350 000 до миллиона поклонников рока, что составило абсолютный рекорд посещения подобного рода мероприятий — тем более, в нашей стране!) наблюдало концерт «Металлики» непосредственно на экранах (изредка переводя взгляд на сцену), поскольку именно на экранах можно было рассмотреть каждую черту лица одухотворённого развернувшимся действом Хэтфилда или уловить подмигивание обнажённого до пояса Ульриха, бросающего в толпу сломанные барабанные палочки. Впоследствии я бывал на московских концертах некоторых забугорных рок-монстров («Iron Maiden», «Motörhead», «Deep Purple», «KISS»), но такого физического ЕДИНЕНИЯ публики, как на первом московском концерте группы «Metallica», больше не видел. Это было сродни древнему языческому празднику или боевому крещению, не иначе. И обстановка вокруг была более чем боевая (не забудем о постоянном агрессивном натиске вооружённой дубинками милиции на толпу и о граде летающей стеклотары, от которой время от времени приходилось уворачиваться).

Monsters-5

Группа «Metallica» в Москве, сентябрь 1991 года

Что касается сета «AC/DC» на «Монстрах рока», то многие офигевшие от выступления «Металлики» фэны, счастливые и выжатые до последней капли, предпочли раньше намеченного срока покинуть поле Тушинского аэродрома, поскольку большинству из них предстояло ещё в сырых осенних сумерках добираться на электричках и метро до противоположных концов Москвы (а кому-то – до подмосковных городов и ещё дальше). Ну, а самые стойкие получили зубодробительный концерт пребывавшей на пике формы хард-рок легенды в составе: Брайан Джонсон (вокал), Ангус Янг (соло-гитара), Малкольм Янг (ритм-гитара, вокал), Клифф Уильямс (бас-гитара, вокал), Крис Слэйд (барабаны). Тон задала песня «Thunderstruck», открывающая новейший к тому времени альбом «The Razor`s Edge», а дальше состоялось великое рок-шоу «AC/DC», состоящее их забойных хитов, фирменных «утиных пробежек» Ангуса Янга по сцене с ревущей гитарой наперевес, денежного дождя из долларовых AC/DC-купюр в коде песни «Moneytalks», мрачных ударов огромного колокола с логотипом группы перед песней «Hells Bells», демонстрации огромной надувной куклы «Рози» (мгновенно сдувшейся, как только отзвучал последний аккорд песни «Whole Lotta Rosie»), хрестоматийного катания на плечах бегающего по сцене Джонсона во время гитарного соло в «Let There Be Rock», фирменного стриптиза с демонстрацией — нет, не привычной по концертной видеохронике голой задницы, а всего лишь плавок находчивого Ангуса Янга, — и салютом из, наверное, полдюжины пушек в финале шоу, озарившим небо над изрядно истоптанным и закиданным стеклотарой полем Тушинского аэродрома. Когда отзвучала легендарная песня «For Those About to Rock (We Salute You)» и отстрелялись пушки, фестиваль подошёл к концу.

Monsters-6

 Легендарная группа «AC/DC», хэдлайнер фестиваля «Monsters of Rock-1991»

А дальше началась печальная для многих часть. До метро «Тушинская» были по заведённому издавна порядку выставлены «живые коридоры» из солдат и милиции, как это происходило ежегодно во время проведения авиационных шоу на аэродроме. По этому коридору разом снявшаяся с места толпа тянулась несколько часов плотным потоком, то и дело подхватывая голосовую распевку песни «Thunderstruck» из репертуара только что отгремевших «AC/DC». Мы наблюдали всё происходящее с балкона, поэтому как на ладони видели весь творившийся беспредел, когда наиболее активных или чересчур накачанных спиртным фэнов выхватывали из «живого коридора» и, затащив за вестибюль метро, избивали дубинками. Откуда взялось столько пьяных, если спиртного в окрестностях не продавали? Дело в том, что на поле то и дело сновали местные старички и старушки, которые не только собирали пустую тару, но и потихоньку продавали по завышенной цене припасённые заранее твёрдые и жидкие припасы. Кого-то из спрессованной толпы солдаты, пользуясь властными полномочиями и поддержкой конной милиции, попросту обчищали. Когда подъехал автобус с ОМОНом, дело приняло совсем крутой оборот: тогда уже многие наблюдавшие это люди кричали из окон и с балконов близлежащих домов: «Что ж вы творите, нелюди? Что вам сделали безоружные мальчишки?». Кстати, нужно отметить доброжелательность местных жителей, выносивших оголодавшим и томившимся жаждой ребятам и девчонкам, сумевшим прорваться сквозь живой забор, какую-то еду и вёдра с водой – попить и умыться.

По следам фестиваля «Monsters of Rock in Moscow-1991» клипмейкер Уэйн Айшем, прославившийся, в частности, работой над клипами группы «Mötley Crüe» и сотрудничавший с группой «Metallica» во время съёмок клипа на песню «Enter Sandman», смонтировал 84-минутный фильм – «For Those About to Rock», увидевший свет в 1992 году. Группа «AC/DC» позже выпустила несколько треков из московского выступления на своих концертных релизах. Московская группа «E.S.T. » в том же 1992-м выпустила свой начисто перезаписанный в студии Тушинский сет (с другим составом музыкантов, отредактированными репликами и наложенным шумом толпы) на пластинке «Live in Moscow Outskirts», впоследствии переизданной в цифровом формате под более доходчивым названием «E.S.T. » в Тушино». Как бы то ни было, этот концерт, организованный совместными усилиями компании «Time Warner», фирмы «BIZ Enterprises» (СССР) и генерального спонсора в лице внешнеэкономической ассоциации «ИнтерАгро», стал настоящей вехой в истории современной музыки, и тем отраднее осознавать, что всё происходило в месте, с которым у тебя лично столько всего связано. Вдарив в сентябре 1991-го всей своей 500-киловаттной мощью по не слышавшим до той поры столь оглушительных и дерзких звуков просторам, «Монстры рока» заставили нас, восторженных очевидцев, помнить о себе несколько последующих десятилетий. Это был поколенческий, эпохальный без всякого преувеличения концерт. Первый настоящий глоток свободы, которую ещё следовало распробовать и по-серьёзному осмыслить.

Обзор фестиваля сделан на основе авторских заметок Игоря Шамарина от 29 сентября 1991 года, опубликованных по горячим следам в 20-м номере журнала «Квартира» за 1991 год (23.09.1991 – 6.10.1991).

Поделиться с друзьями:
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • Twitter
  • Myspace
  • Google Reader
  • LinkedIn
  • email
  • Delicious
  • Digg
  • Tumblr

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповестите меня