«Алиса» в СК «Олимпийский» (29.04.2011)

Алиса-XX-1

Дата концерта: 29 апреля 2011 года
Место проведения: Москва, СК «Олимпийский»
Артист: группа «Алиса»
Программа: «Шабаш. XX лет»

Сет-лист концерта:

1. Шабаш
2. Жар бог шуга
3. Бес паники
4. Вот так
5. Смутные дни
6. Инок, Воин и Шут
7. Небо славян
8. Моё поколение
9. Ко мне
10. Стерх
11. Работа
12. Ветер водит хоровод
13. Чую гибель
14. Лодка
15. Звезда по имени «Рок»
16. Всё это рок-н-ролл
17. Шабаш ХХ лет (intro)
18. Красное на чёрном
19. Сумерки
20. Шабаш II
21. Новая кровь
22. Всё в наших руках

Выход «на бис»:

23. Дождь и я
24. Фавор

Осенью 1990 года группа «Алиса», в ту пору ещё именовавшаяся в афишах как «ленинградская», представила поклонникам новую электрическую программу, получившую на раз запоминающееся многосмысловое название – «ШАБАШ». Короткий магический палиндром, изначально окрашенный исключительно инфернальными оттенками смысла, содержал в себе ещё и отсылку к имени СаША БАШлачёв. Именно трагический уход из жизни в феврале 1988 года гениального 27-летнего поэта и рок-барда Александра Башлачёва, которого в рок-сообществе знали под прозвищем СашБаш, послужил отправной точкой появления самых, возможно, сакральных и прочувствованных песен Константина Кинчева, едва перешагнувшего в то время порог своего 30-летия. Песни, вошедшие в эту программу, были выдержаны в стилистике классического хард-рока (в этой связи совсем не лишним будет вспомнить сильно почитавшуюся музыкантами «Алисы» группу «Black Sabbath» эпохи участия в ней блистательного Оззи Осборна и пятую номерную пластинку этого коллектива – «Sabbath Bloody Sabbath»), и при этом в большинстве своём пронизаны ярко выраженными славянскими мотивами. Помимо всего вышеперечисленного, премьера программы «Шабаш» 1990 года, запись которой позже была взята за основу при подготовке одноимённой двойной пластинки, была окрашена в траурные тона в связи с гибелью Виктора Цоя, а вскоре после презентации пластинки летом 1991 года волею Судьбы была подведена черта под существованием Советского Союза – так что эти песни впитали в себя сильнейшую эмоциональную энергетику, связанную с тем непростым временем и переживаниями тысяч, если не миллионов людей. Прошло двадцать лет, и сегодня альбом «Шабаш» большинством российских рок-фэнов почитается как один из важнейших и любимых альбомов в истории русского рок-н-ролла. 29 апреля 2011 года в СК «Олимпийский» при стечении нескольких тысяч поклонников состоялся двухчасовой концерт, посвящённый юбилею выхода в свет этой пластинки.

Алиса-XX-2

Первый интересный момент: на входе в спорткомплекс теперь, оказывается, не отрывают корешки от билетов, а проводят билеты через специальные электронные окошки на турникетах, считывающие с корешков штрихкод. Снова, как и на концерте Мамонова в театре Эстрады, на входе мы были буквально атакованы молодыми людьми с фотоаппаратами, которые даже особо не спрашивали разрешения, а просто на лету делали снимки. Просто какой-то стрёмный фотографический флэшмоб, примета сезона – или мы не так часто ходим на концерты и напрочь оторваны от нынешних реалий… Что касается мерчендайзинга, то в данном случае устроители постарались на славу: вся «алисовская» атрибутика, включающая банданы, футболки, шарфы, плакаты (почти всё – в стильном антураже альбома «Шабаш» и с лого «Шабаш. ХХ лет»), репринтные брошюры разных периодов творчества группы (скажем, комикс «Чёрная метка» за 500 рублей), боксы с переизданной не так уж давно CD-коллекцией «Алисы». Особенно прикололи винтажные значки с молодым Костей Кинчевым – точь-в точь такие же, какие продавались в конце восьмидесятых и в самом начале девяностых годов на Арбате. Публика, на удивление, спокойная, очень много людей в возрасте, пришедших с детьми. Совсем мало загримированных фэнов (или просто мы таких не приметили, за исключением парня в гриме молодого Вячеслава Бутусова периода «Князя Тишины» и чрезвычайно на него похожего). Концерт начался с большим опозданием (что-то около 19.45 вместо заявленного начала в 19.00). За это время мы успели освоиться в своём секторе С8 (справа, если смотреть из зала на сцену) и как следует рассмотреть сценическое пространство. Задником являлся огромный вогнутый экран во всю ширину сцены, с которого смотрели стилизованные под эстетику оригинального оформления альбома фотопортреты музыкантов «Алисы», и периодически зажигались кровавые надписи «ШАБАШ» и «ХХ ЛЕТ» на чёрном фоне. По бокам – большие экраны с афишей. Всё внимание привлекали, конечно же, высокие стойки, к которым крепились свисающие багряные полотнища, нарезанные лоскутами (во время шоу эти лоскуты время от времени развевались под воздействием направленного воздуха, создавая адекватную атмосферу). В половине восьмого стали раздаваться какие-то гулкие подземные звуки (по меткому выражению Олеси, барабаны Мории). По всей видимости, это фэны в нетерпении стучали ногами по трибунам, хотя выдвигались и более брутальные (а порой — комичные) версии. Ближе к восьми часам на экранах зажглась полная белая Луна, выщербленная кратерами, а со сцены повалил подсвеченный кровавым фильтром дым. Группа «Алиса» в составе шести человек вышла на сцену. Седовласый и, как всегда статный Константин Кинчев предстал без грима на лице и в траурном одеянии: тёмная куртка с притороченной к правому рукаву алой лентой (у пояса – вышитый солнцеворот), на штанах – цепь и, как показалось, несколько колокольчиков. Каждую песню сопровождал отдельный видеоряд, что в разы усилило и без того щедро заряженный эмоциональный посыл исполнявшихся в этот вечер песен.

Первые три песни прозвучали на одном дыхании и в строгом соответствии с трек-листом оригинальной пластинки. Поразительно, но будто бы и не было этих двадцати лет – настолько Кинчев аутентично выдал легендарный материал. С музыкой, конечно, дела обстояли несколько хуже, но справедливости ради нужно заметить, что группа максимально постаралась воспроизвести именно должный саунд. До подсознательного сравнения с «музейными фрименами», слава Богу, не дошло. Было видно, что на «Жар бог шуге» маэстро немного подустал, но вскоре всё выправилось и уже не теряло темпа. Вообще, «Жар бог шуга», как, кстати, и большинство песен, сопровождалась нетривиальным видеорядом: подкрашенная красным весенняя капель сменялась на припевах мельтешением утопающих в неоне ультрасовременных хайвэев. На «Бесе паники», предварённом укороченным каноническим присловьем: «Да не коснётся вас поганой метлой танцующий бес паники!» контрастом предстала застывшая панорама Питера. После первых трёх песен Кинчев мягко и как-то даже по-отечески обратился к зрителям на трибунах: «По краям вам чё-нить видно? Может, поближе можно… Я понимаю, что сейчас провоцирую скандал, но ведь места-то много… Спускайтесь…» Кто-то незамедлительно последовал совету, и вскоре партер заметно уплотнился. Неожиданно были исполнены «Вот так» (песня, к слову, изначально была записана вполне в духе данного цикла) и «Смутные дни», московская премьера которой состоялась в июне 1991 года во время презентации альбома «Шабаш» в УДС «Крылья Советов». Далее – по нарастающей: «Инок, воин и шут», второй куплет которой забыл как сам автор, так и фэны (разбирались все вместе прямо по ходу исполнения). Когда звучал рефрен «Моя светлая Русь!», публика воодушевлённо и с удовольствием его декламировала под ритм барабанной «бочки», а Константин Кинчев символически вынимал из своей груди сердце и дарил его поклонникам, «кидая» то правой, то левой трибуне, то партеру. После «Неба славян» — невероятно мощно и пронзительно прозвучавший блок «Моё поколение» — «Ко мне» — «Стерх». После того, как все с воодушевлением пропели «Моё поколение», какой-то парень перелез через ограждение и попытался попасть на сцену, за что и был схвачен охранником. Кинчев не оставил инцидент без внимания и попытался парня отмазать, перевесившись со сцены в направлении удаляющегося охранника и его жертвы: «Эй, оставьте его! Оставьте! Я прослежу!.. На концерт хотя бы его оставьте! Ну, перелез…» Кто-то сзади нас на это негодующе прорычал: «Козлы-ы-ы!» Тем временем, зазвучало вступление к песне «Ко мне», которая, будучи сыграна в едином монолите с балладой «Стерх» и усилена поразительным видеорядом (некое метафизическое и жуткое путешествие по абсолютно безлюдному Питеру), вызвала водопад слёз. Такого эмоционального прихода у меня как-то ещё не случалось на концертах, и этот локальный мистический акт лишь подтверждает, что всё получилось в своё время и в своём месте.

Следом была исполнена посвящённая СашБашу песня «Работа» с недавнего альбома «Твёрдый знак», а дальше – следующий блок песен из программы «Шабаш». В первом припеве легендарной баллады «Ветер водит хоровод» Кинчев спел ожидаемо, в общем-то, переиначенную строчку «сон не схоронил, а плач не спас тех, кто прожил в стороне», но зато во втором припеве, отвлёкшись на концертный спецэффект (вылетающие со сцены в зал влекомые сильным воздушным потоком полоски серебристой фольги), исполнил каноническую версию: «сон не схоронил, а КРЕСТ не спас…» Таким образом песня победила автора. Видеоряд следующей песни («Чую гибель») — небо, только что терзаемое ветром, которое вдруг неподвижно застыло над монохромным и, будто бы перевёрнутым вверх тормашками каменным мешком питерского двора-колодца… Следом неожиданно прозвучала гипнотическая «Лодка» на стихи Су Ши и столь пророческая строчка про «белых-белых волос копну», не упущенная из виду и сопровождённая соответствующим жестом. «Звезда по имени «Рок», как показалось, прозвучала чуть медленнее, чем ей положено (зато текст в гулких пространствах «Олимпийского» не превратился в «кашу»), затем, размеренно и прочувствованно, грянул поколенческий гимн «Всё это рок-н-ролл». На главном экране тем временем в синхронном режиме высвечивались лица наших, таких ещё молодых рок-грандов из одноимённого клипа, а сам Кинчев-акела тем временем выдавал вокальные номера вполне в духе несгибаемого Йена Гиллана (столь истового и боевого крика я от лидера «Алисы» не слышал лет пятнадцать). Далее – передышка и некий живой ремикс (синтезатор + барабанное соло) на темы песен альбома «Шабаш». В это время на экранах – архивная и довольно раритетная, что неожиданно, фотохроника группы «Алиса». Завершил основную часть концерта ударный блок песен, наиболее отмеченных в своё время самим Кинчевым: поднявшая на ноги трибуны «Красное на чёрном», затем – исполненная под электроакустику проникновенная баллада «Сумерки», переходящая в неоязыческую плясовую «Шабаш II» (на экране при этом – аутентичная концертная видеозапись 1990 года) и едва ли не главная интрига вечера – прозвучавшая в канонической версии (!) «Новая кровь» с предсказуемо изменённой строчкой «душа – это птица, её едят, мою жуют УЖЕ ПОЧТИ ШЕСТЬДЕСЯТ ЛЕТ!». Апофеозом – красивейшая философская песня «Всё в наших руках». Пропев строчку «выбор смерти – на свой риск и страх!», Константин предостерегающе погрозил пальцем молодым поклонникам в фэн-зоне.

Музыканты покинули сцену, на центральном экране – классический кровавый логотип группы на чёрном фоне. Через пару минут группа «Алиса» вернулась на сцену, чтоб исполнить на «бис» две песни с альбома «Твёрдый знак» — «Дождь и я» и «Фавор». Во время гитарного проигрыша на песне «Фавор» Константин Евгеньевич трижды обратился к публике с восклицанием: «Христос воскрес!», а строчку «спел и растаял…» исполнил уже уходя за кулисы. Спел – и растаял! Группа доиграла песню и покинула сцену вслед за фронтменом. Повторного выхода не было, концерт завершился в 21.45. Это был незабываемый сакральный вечер, за который хочется низко поклониться всем, кто был к нему причастен. «Алиса» — сила! Мир да любовь.

Материал был впервые опубликован в ЖЖ Игоря Шамарина 30 апреля 2011 года.

Поделиться с друзьями:
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • Twitter
  • Myspace
  • Google Reader
  • LinkedIn
  • email
  • Delicious
  • Digg
  • Tumblr

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповестите меня