Игорь Шамарин. АВТОРИЗОВАННАЯ ИСТОРИЯ ГРУППЫ «КАЗЕМАТ»

ЧАСТЬ I. До «Каземата»

Глава 1. Играйте в настольный теннис!

Однажды, в середине восьмидесятых, я проводил лето в подмосковном пионерском лагере, и к нам туда приехала группа музыкантов: предстоял танцевальный вечер. Музыкантов разместили в одном из корпусов – там же они и репетировали. Мы с ребятами провели немало времени перед окнами того корпуса, слушая вырывающиеся из распахнутого окна с колыхающейся занавеской бесконечные и отточенные до автоматизма рок-н-ролльные проходы бас-гитары и сочные гитарные соло. А ещё мы истово играли в теннис с периодически выходившим «развеяться на природе» розовощёким барабанщиком группы – самым молодым участником этого, в общем-то, вполне возрастного коллектива. Барабанщик оказался нордического склада парнем с абсолютно загадочным, каким-то исконно-мечтательным выражением лица и всегдашней улыбкой. Влияние харизмы – магнетическая штука! А вскоре состоялся танцевальный вечер, во время которого мы буквально сошли с ума от исполненного вживую музыкального материала. Звучали американские блюзовые и рок-н-ролльные стандарты, заряженные какой-то фантастической энергетикой, и дощатый пол столовой буквально горел у нас под ногами. Собственно, после того вечера я принял для себя решение, что у меня рано или поздно будет своя группа.

Igor_Shamarin_(1989)

Глава 2. «Пиротехника» и «Акустень»

В старших классах школы мы с друзьями, помимо неизбежного пантеона корифеев русского рока, симпатизировали жёсткому направлению западной рок-музыки. В число особых любимчиков входили находившиеся на самом пике своей славы «Nirvana», «Metallica», «AC/DC», «Guns N' Roses», «Motorhead», «Iron Maiden», Ozzy Osbourne. Масла в огонь, безусловно, подлил фестиваль «Monsters Of Rock» на лётном поле Тушинского аэродрома, прогремевший 28 сентября 1991 года. В тот памятный день мы воочию узрели легендарных «Pantera», «Metallica» и «AC/DC» буквально в километре от собственных домов, поскольку жили мы в том же районе Москвы! Чуть позже в СК «Олимпийский» выступили со своим феерическим шоу «Iron Maiden», а в видавшей виды «Горбушке» — неистовые дядьки «Motorhead»… Непосредственный контакт с визуализировавшимися героями юности состоялся!

На этом фоне, в 1992 году, мы со школьным приятелем Игоряшей Евдокимовым задумали собственную хэви-команду, которой было дано название «ПИРОТЕХНИКА». Сразу же, понятное дело, была составлена обширная дискография будущей группы и нарисован затейливый логотип. При этом было решено, что песни мы будем писать вместе, я освою гитару, а Игоряша – бас. Роль барабанщика отводилась ещё одному нашему другу, хотя он об этом пока ещё не подозревал. Увы, я не в курсе, во что в итоге переродились творческие замыслы двух приятелей (знаю только, что бас-гитару моему другу соорудили по спецзаказу, и он невыразимо долго лелеял планы записаться в рок-колледж), но со своей стороны я сделал всё, что от меня зависело. В июне 1993 года в «Военторге» на «Щукинской» была куплена акустическая гитара, а уже в июле были написаны первые песни под аккомпанемент первых самостоятельно выученных аккордов. До настоящей электрической группы было далеко, как до Луны, но вполне по силам оказалось создать любительский акустический дуэт. Вместе с ещё одним моим старинным другом детства Лёхой Вашлаевым, освоившим гитару раньше меня, мы за один выходной день создали проект «АКУСТЕНЬ» и записали единственный, но легендарный альбом этой формации. Альбом получился мультижанровым: в него вошли все написанные на тот момент мои песни (две или три), пара песен Лёхи, песня на стихи Сергея Есенина и куча разношёрстных песен самого разного авторства и качества.

Igor_Shamarin-i-Alex_Vashlaev_-_proekt_AKUSTEN_(1993) Алексей Вашлаев и Игорь Шамарин. Запись проекта «Акустень» (1993)

Глава 3. Филфак МПГУ

В сентябре 1993 года я начал учиться на филфаке МПГУ, где познакомился с Борей Модестовым, отрекомендовавшимся как «Boris» и вскоре давшим мне, по забавному созвучию и ассоциацией с прозой Джерома К. Джерома, ушедшее в народ прозвище «Garris» (на ранней стадии бытовало также менее известное прочтение, а именно: Гарри-с-Луны). Boris был старше меня на год и имел опыт игры в андеграундной рок-группе «Вот так!». А ещё он являлся автором концептуального акустического цикла песен «Столп и Утверждение Истины» (привет русскому философу Павлу Флоренскому), мастерски и фактически неотличимо от оригинала исполнял песни Егора Летова, ходил в шинели и имел в собственном распоряжении электрическую гитару «Урал». Всю осень после лекций (а то и вместо них) я ездил в гости к Boris`у и осваивал новые для себя аккорды, а также изучал метод звукоизвлечения на электрогитаре. К слову, на филфаке в то время блистала полуакустическая формация «Летучий Голландец», время от времени устраивавшая сэйшена как в alma mater, так и за её пределами, а в фойе едва ли не ежедневно можно было слышать отсылающие к наследию Джима Моррисона замечательные песни в исполнении харизматичного Сани «Кожуха» – так что скучать от отсутствия творческих стимулов не приходилось. Попутно я продолжал сочинять собственные песни, и новые знакомства послужили качественным катализатором процессу.

Igor_Shamarin_90e

Осенью 93-го, благодаря возникшей движухе, появились уже первые электрические версии таких песен, как «Убираюсь восвояси», «Огарок», «Муэдзин». С одной стороны, мы с Б.М. периодически ездили в Строгино, где получали в распоряжение местную музыкальную студию, а с другой стороны, на филфаке в тот год заканчивали учиться ребята из тусовки группы «Улица Радио», подумывавшие о создании одноимённого собственного музыкального клуба. Знакомство с Алексеем «Доктором» Аржановым и Михаилом «Майком» Гуляевым сыграло свою позитивную роль в дальнейшем раскладе событий, а 14 ноября 1994 года на квартире моего школьного друга Гриши Тарана я записал в акустике свой первый авторский альбом, получивший название «Кривда». В те же дни, на деньги, заработанные каторжным летним трудом на ежедневной уборке вещевого рынка, я купил немецкую электрогитару «Lead Star». Инструмент этот славен и по-своему уникален — и не только потому, что на такой электрухе играл Майк Науменко, но ещё и тем, что, в связи с развалом ГДР, гитара эта уже на стадии покупки значилась в категории винтажных. Всё это явилось мощным стартом, и в течение 1995 года я зафиксировал на кассетную плёнку весь свой растущий не по дням, а по часам репертуар (записи назывались «Шерсть дыбом» и «Тема Последнего блюза»).

Mike_Guljaev_(1990e_gg) Aleksei_Arzhanov Boris_Modestov_(1998) Слева направо: Михаил «Майк» Гуляев, Алексей «Доктор» Аржанов, Борис «Boris» Модестов

Глава 4. Группа «Апокриф»

В январе 1995 года я решил попробовать себя в полиграфии, о чём мечтал ещё в раннем детстве. Отец покупал и периодически приносил домой разноцветные тома шикарной подписной серии «Библиотека мировой литературы для детей» — и я буквально воспылал желанием, став взрослым, пойти работать в типографию и выпускать такие книги! Воплощением мечты стала работа сначала в Шестой московской типографии, а затем – в легендарной Первой образцовой типографии. Эти годы памятны, прежде всего, фактом моего знакомства с Ильёй Сапариным. Илья был человеком деятельным и по-хорошему амбициозным, что в итоге существенным образом сказалось и на моей творческой судьбе. Именно Илюха организовал и спродюсировал запись на свой двухкассетный «Sony» фактически всех моих доморощенных альбомов – от «Рождённого в радуге» (1995) и «Перекура» (1996) до «Железной флейты» (1996) и, увы, утерянного «Бестравья» (1997). Кстати, за относительно хорошее качество тех плёнок следует поблагодарить Андрея Самойлова, подарившего мне профессиональный ревербератор. Летом 1995 года Илья отдыхал в спортивном лагере на Красной Пахре и познакомился там с разъезжающей по окрестным лагерям с летним рок-туром группой «Аудио», детищем мультиинструменталиста и автора неплохих песен Александра Бондаренко. Группа отыграла концерт и уехала, а буквально парой дней позже в гости к Илье из Москвы приехал я. Там у нас состоялось знакомство с Лёхой, колоритным барабанщиком «Аудио», заехавшим на своей машине в лагерь за барабанной установкой. Данное знакомство переросло в творческое сотрудничество.

Тем же летом, уже в Москве, музыкантам группы «Аудио» и их друзьям были представлены мы с Boris`ом, и уже в конце августа 95-го на квартире Саши Бондаренко в окрестностях метро «Цветной бульвар» состоялась серия первых, пока ещё целиком и полностью импровизированных, электрических концертов группы «АПОКРИФ». Так акустический тандем, усиленный сессионными участниками рок-комьюнити квартиры в Последнем переулке (музыканты групп «Аудио», «Депо» и «Табу»), перерос в полноценный состав. В декабре 95-го, доукомплектовавшись постоянным басистом Алексеем «Джимом» Горшуновым и отточив рок-н-ролльное мастерство на многочисленных квартирниках, мы взяли приз зрительских симпатий на большом фестивале в стенах 12-го Педагогического колледжа, а кульминацией истории «Апокрифа» с моим участием стал новогодний фестиваль в корпусе филфака МПГУ 27 декабря 1995 года. Финальной частью выступления стал эксклюзивный сет-сюрприз с тремя песнями из моего личного репертуара. Это, собственно, был прототип будущей группы «Каземат», ибо за барабанами в тот вечер сидел первый «казематовский» ударник, на которого мои баллады, которые он услышал непосредственно на фестивале, произвели, по его собственному тогдашнему признанию, очень сильное впечатление.

Aleksei_Gorshunov_Boris_Modestov_Igor_Shamarin_(gruppa_APOKRIF_1995) Группа «Апокриф» (слева направо: Алексей «Джим» Горшунов, Борис Модестов, Игорь Шамарин). Фестиваль в 12-м Педагогическом колледже, 1995 год.

ЧАСТЬ II. Житие группы «Каземат»

Предыстория: Фестиваль в МАТИ. Почему «Каземат»?

В конце апреля 1995 года мы репетировали акустику дома у Игоря Буркова, и тут раздался телефонный звонок. Звонил Игорь Евдокимов, предложивший принять участие в конкурсе студенческой песни в МАТИ, где он в ту пору учился. Нужно было исполнить пару своих песен (с условием, что песни должны быть без излишних вольностей, поскольку на фестиваль, приуроченный к 50-летию Великой Победы, были приглашены ветераны) и, обязательно, песню на стихи кого-нибудь из поэтов-классиков. Мы, недолго думая, решили исполнить «Я обманывать себя не стану» на стихи Есенина (в известной аранжировке Сергея Сарычева), а иными словами — «Московского озорного гуляку». Авторскую же часть сета заполнили моими песнями «Где бродит туман» и «Последний поход», которые в те дни отшлифовали до блеска. Наш с Бурковым акустический дуэт был ради данной акции трансформирован в трио с Игорем Евдокимовым в качестве свободного вокалиста в песне «Гуляка», и в начале мая мы успешно выступили на довольно-таки масштабном и официозном фестивале-конкурсе в МАТИ. В первых рядах действительно сидели ветераны, и они, нужно отдать должное, весьма благосклонно отнеслись к нашему эксперименту. Всё-таки, нужно обладать хорошей моральной закалкой, когда на официальном конкурсе с безобидными мальчиками-девочками, поющими про солнышко лесное, вам вдруг представляют поднимающихся на сцену трёх патлатых парней с серьгами в ушах и в проклёпанных косухах, да ещё называющих себя рок-группой «Каземат»!.. Именно под таким названием в мае 1995 года мы впервые исполнили публично мои песни.

Понятное дело, название «Каземат» взялось не с потолка, а было придумано задолго до того и просто ждало своего часа. Во-первых, слово ёмкое и звенящее, состоит из трёх слогов — что твой «Motorhead» (вот оно, направление вектора, а вы как думали?!). Слово это можно легко скандировать на концертах, что немаловажно. Во-вторых, есть в этом слове, обозначающем одиночную тюремную камеру в крепости, нечто по-сартровски экзистенциальное и романтическое. Наконец, третье звено — строчка из «Философской песни о пуле» глубоко почитаемого мной Егора Летова: «Пуля-дура, учи меня жить. Каземат, научи меня воле...» Эта песня, вместе с эпической песней «Про Дурачка», в своё время и открыла для меня, говоря по существу, личностный феномен лидера «Гражданской обороны». Так придуманное в начале девяностых название, которое поначалу было всего лишь замысловатым готическим логотипом, нарисованным цветным фломастером на деке моей первой гитары, прошло магический обряд материализации.

Глава 1. 1996 год

После грандиозного новогоднего фестиваля на филфаке МПГУ группа «Апокриф» ушла в безвременный творческий отпуск, записав за несколько домашних сессий 1996 года на квартире Кирилла Вороненко полуакустический альбом «Белка в колесе». Таким образом, на плёнке была зафиксирована наша выдержанная в духе группы «Зоопарк» ритм-энд-блюзовая программа (без барабанов) и, тем самым, подведена жирная черта под определённым этапом развития.

В самом начале 1996 года уже упоминавшийся выше барабанщик Лёша из окружения Александра Бондаренко сообщил, что вся тусовка Последнего переулка в скором времени «переезжает» на Сокол, в студию тамошнего Дома детского творчества. Я в те дни уже детально продумывал концепцию существования своей собственной группы, так что за эту новость уцепился что было сил. Мой приятель Игорь Бурков, на квартире которого весь предыдущий год осуществлялась шлифовка музыкального материала будущей группы (до фестиваля в МАТИ не имевшей устоявшегося названия), имел за плечами опыт музыкальной школы, а также неплохо играл на гитаре и клавишных. Однажды на Арбате он познакомился с парнем по имени Жан и, на всякий случай, взял у него номер телефона. Этот Жан оказался бас-гитаристом Иваном Литвиновым, с которым мы по наводке Буркова успешно законтачились на творческой почве у меня дома зимой 96-го. Я спел Ване свои песни, он послушал их и сказал: «Я буду первым и последним басистом в этой группе!». Далее последовал кратковременный процесс домашних репетиций без барабанов на квартире Бондаренко, во время которых к нам присоединился гитарист Серёга по прозвищу «Бомж», которого я оценил и присмотрел ещё на новогоднем филфаковском фестивале в составе группы «Табу». Когда барабанщик Лёша дал отмашку на первый визит в студию на Соколе, я позвонил Мише Ляшенко — брату моей подруги по филфаку, очень технично игравшему на гитаре в духе новомодных трэш-металических групп, и тот, дав согласие на участие в коллективе, стал его шестым участником. Первая наша полноценная репетиция состоялась 16 марта 1996 года под прижившимся уже названием «Каземат», и начали мы с красивой лирической песни «Жаворонок».

Gruppa_KAZEMAT_-_koncert_v_DK_Zagorje_(1996) Группа «Каземат» с друзьями и боевыми подругами (ДК «Загорье», сентябрь 1996 г.)

Летом наступили школьные каникулы, и детская студия закрылась. Мы перенесли репетиции домой к Игорю Буркову, и к этому времени лишились погрузившегося с головой в героиновые путешествия гитариста Серёги «Бомжа». Репертуар к этому моменту состоял из песен «Жаворонок», «Житие разбойника», «Иван да Марья», «Убираюсь восвояси», «Дезертир» и «Вернусь домой», а вместо синтезатора хозяин квартиры играл на раздолбанном пианино – что вносило в репертуар определённый хулиганский колорит. В августе 1996 г. от первого состава откололся и Миша Ляшенко, на смену которому Жан привёл своего приятеля Дмитрия Шевченко. Репетиции в этот период проходили уже на «Краснопресненской», дома у Жана. Первым концертом «Каземата» стало приуроченное к Дню города выступление в ДК «Загорье» 7 сентября 1996 года. Организатором концерта выступил Илья Сапарин. На официальной афише, нарисованной художником ДК, чисто ради прикола мы позиционировали себя как «культовую» группу. Может, во многом благодаря этому синтезатор для выступления нам любезно одолжили представители одной из религиозных организаций, у которых был офис в том ДК – прямо по соседству с актовым залом. Играли мы без барабанов, поскольку барабанщик Лёша присутствовал на этом концерте лишь в качестве заехавшего на огонёк приятеля. Собственно, это был последний день нашего с ним знакомства. После концерта в ДК «Загорье» группу, в виду отсутствия личного синтезатора, покинул и Игорь Бурков.

Осенью 1996 года, с лёгкой руки Жана Литвинова, мы начали базироваться в Центре досуга и творчества «На Полянке», где находился уютный театр-студия, к которому Жан, как актёр, был непосредственно прикреплён. После мучительных поисков барабанщиков выбор был остановлен на Саше Гусеве, приятеле Жана Литвинова и Димы Шевченко. Вторым гитаристом этого состава стал так и не возродивший до той поры «Апокриф» Борис Модестов. В Центре «На Полянке» была поднята с колен, доведена до ума и зафиксирована программа «Горькая трава», которую в отчётном итоге мы сыграли вживую 25 декабря 1996 года на новогоднем концерте в стенах филфака МПГУ (вторым отделением играла свой сет прославленная филфаковская группа «Летучий Голландец»).

Gruppa_KAZEMAT_-_koncert_v_MPGU_(1996)_01 Gruppa_KAZEMAT_-_koncert_v_MPGU_(1996)_02 Группа «Каземат», новогодний концерт на филфаке МПГУ (25 декабря 1996 г.)

Глава 2. 1997 год

Зима-весна 1997 года – это период бесконечного эксперимента. Из группы фактически «слили» не ужившегося с остальными музыкантами Б.Модестова. Репетиции в Центре досуга и творчества «На Полянке» продолжались еженедельно по выходным в составе квартета: И.Шамарин (вокал, ритм-гитара), И.Литвинов (бас-гитара), Д.Шевченко (лидер-гитара), А.Гусев (барабаны, звук). Делались попытки скрещения жанров, когда, скажем, песня «Белка в колесе» могла исполняться в рэггей, а её припев – в танцевальном рок-н-ролле. Мы взялись за не включённые ранее в «Горькую траву» балладу «Расплата», хард-боевик «Порох» (он же – «Митька Бес»), эпическую трёхчастную махину «Юродивый на ярмарке» и написанную незадолго до того «Чёрную работу»… Играли (не без качественных результатов) «Всё хорошо», «Прокуренные кухни», «Короля Кумара» и «Белку в колесе»… В итоге закопались в мультижанровом разнообразии, невозможности качественной записи и, собственно, каких-либо перспектив. К майским праздникам второй состав группы «Каземат» приостановил репетиционную деятельность.

Ivan_Litvinov_(1996) Aleksandr_Gusev_(1996) Dmitry_Shevchenko_i_Igor_Shamarin_(1996)
Состав группы «Каземат» образца 1997 года: Иван Литвинов, Александр Гусев,
Дмитрий Шевченко и Игорь Шамарин

Глава 3. 1998 год

Сейчас ненадолго перенесёмся в нашей хронике на три года назад. Уж не помню, с какого бодуна нас с Boris`ом и ещё целым роем друзей-товарищей занесло 1 июня 1995 года на Хиппятник в Царицыно, но нас туда занесло. Не знаю, как сейчас, а раньше каждый год в День защиты детей на огромной поляне в самом сердце природно-исторического парка собирались на шумную тусовку неформалы всех мастей, среди которых главенствующую роль занимали хиппи. В тот памятный раз нагрянули туда и мы. Тусовались, балагурили, чем-то там не угодили окружению рок-певицы Умки, но, что гораздо важнее и веселее, поучаствовали в съёмке большого телерепортажа исполнением собственных песен! Небольшой съёмочной группой руководил представительный мэн по имени Ян Шередеко. Тогда мы впервые с ним пересеклись. Осенью Ян приезжал с той же телебригадой в рок-комьюнити на «Цветном бульваре», где прямо во время квартирного сэйшена снимался обзорный сюжет для ТВ. Присутствовал Ян и на концерте-презентации программы «Горькая трава» 25 декабря 1996 г., так что о репертуаре группы «Каземат» он хоть и эпизодическое, но представление имел.

Jan_Sheredeko_i_Boris_Modestov_(1996)
Ян Шередеко и Борис Модестов (декабрь 1996 г.)

Мы уже приятельствовали с Яном, когда в начале 1998 года между нами состоялся исторический телефонный разговор. Он хотел вложить стартовый капитал в раскрутку какой-нибудь группы, и кандидатом был Boris, с которым Ян теснее общался и лучше знал его творчество. Но у фронтмена «Апокрифа» к тому времени под рукой не было внятного кадрового ресурса для активного творческого прорыва, а у меня – был. Так 21 февраля 1998 года решилась судьба третьего, «золотого» состава группы «Каземат».

Относительно бас-гитариста (Иван Литвинов) и гитариста (Михаил Ляшенко) всё было решено парой телефонных звонков. Сложнее получилось с барабанщиком и кандидатами в клавишники. Игорь Бурков сразу ответил отказом, поскольку ещё только планировал купить синтезатор. В феврале мы порепетировали на квартире у Яна с приглашённой на прослушивание клавишницей и попробовали неплохого кандидата в ударники, у которого, увы, не было своей установки. В итоге клавишницу «слили», а барабанщику дали предварительно согласие, но прямо перед первой проплаченной Яном репетицией 22 марта в студии «Арго» на проспекте маршала Жукова мне позвонил Миша Ляшенко и сказал, что приедет на репетицию со своим школьным другом, барабанщиком Серёжей Золотухиным. С Серёжей, являвшимся сыном известного актёра Валерия Сергеевича Золотухина, мы были знакомы с 14 января 1995 года, когда вместе пересеклись на ночном концерте группы «Чёрный Обелиск» в клубе «Sexton Fo.Z.D. ». После ознакомительной репетиции Сергей ничего конкретного не пообещал, сказав лишь, что подумает. Со следующей репетиции он вошёл в постоянный состав возрождённого «Каземата».

Началась продуктивная работа. Мы встречались на студии еженедельно и оттачивали материал, ставший впоследствии программой «Театр бродячих душ». 4 июля 1998 года новый состав «Каземата» дал первый концерт, состоявшийся в клубе «Diamond». Хотелось чего-то запоминающегося, и мы решили выступить в одежде одинаковой расцветки. Остановились на варианте «белый верх – чёрный низ», хотя Серёжа предлагал выступать чуть ли не голышом, а Миша до последнего артачился и вовсе пытался отстраниться от нашей идеи. В паузах между песнями я читал стихи, дабы увеличить время нашего нахождения на сцене. Саунд «Каземата» той поры тяготел к жесточайшему постгранжу, и это до определённого времени всех устраивало. Концерты наши было решено время от времени фиксировать на видеокамеру, а фотолетопись нам на первых порах помогал осуществлять замечательный человек Саша Перов, который до того исключительно из альтруистических побуждений фиксировал первые шаги группы «Апокриф» — за что ему низкий поклон и всегдашняя уважуха.

Gruppa_KAZEMAT_-_koncert_v_klube_DIAMOND_(1998)
Группа «Каземат», концерт в клубе «DIAMOND» (1998 г.)

Сразу после концерта был взят месячный отпуск, а в августе Ян подписался на наше участие в фестивале молодых групп под эгидой группы «Мистер Твистер». Для участия требовалась профессиональная демо-запись, стоившая серьёзных денег. Так получилось, что мы осуществляли запись в самый разгар грянувшего финансового кризиса, 5 и 6 сентября. Серёжа Золотухин по каким-то своим причинам не приехал на итоговое сведение звука, что сказалось на качестве демо. Первый блин оказался комом, но мы получили на руки артефакт.

15 ноября был дан совместный с группой «Улица Радио» концерт в клубе «Форпост» (мы – вторым отделением). За пару дней до концерта мы с Яном сходили в зоопарк, где я перенимал у тамошних обитателей их повадки – хотелось устроить некий весёлый перформанс. В итоге перформанс принял мутировавшую форму из-за того, что мне пришлось горстями глотать седативные средства, избавляясь от какой-то нагрянувшей пищевой аллергической реакции. Всё это наложилось на прочитанного в те дни «Фауста» Гёте, куски из которого я порывался зачитывать в паузах между номерами. Прозвучали 9 программных песен, в том числе незадолго до того написанные «Посторонние» и «Продавец теней». И тут возникла проблема: оказалось, что «Каземат» звучит слишком мощно для небольших клубов. Звукорежиссёры говорили не таясь: «Ваш барабанщик слишком громко стучит! Вам нужно играть на стадионах!». Я предполагаю, корни многих наших будущих проблем проросли из этого, неожиданного для всех, казуса.

Завершили мы год записью репетиционного бутлега «Религия тишины» и подготовкой к выступлению на фестивале «С Новым роком!» в легендарном ДК имени Горбунова. У нас с Яном возникла идея концептуального сета со всевозможными арт-фишками и, ни много ни мало, симфонической интродукцией (!). За симфонизм назначили ответственной Наташу «Барбару» Виноградову, в прошлом являвшуюся администратором группы «Летучий Голландец». Наташа на первых порах помогала Яну в нашем администрировании и согласилась выступить посредником в договорённости с экс-виолончелисткой «Летучего Голландца» Татьяной «Птицей» Кирюниной. Таня вместе с мужем Андреем послушала наше демо, пришла в восторг и согласилась сотрудничать. Фестивальный сет грозил обернуться грандиозным медийным прорывом. Мы приступили к репетициям.

Глава 4. 1999 год

Днём 10 января в том же «Форпосте» на «Спортивной» состоялся генеральный прогон фестивальных сетов молодых групп-участниц в преддверии отчётного концерта в «Горбушке» 22 января. На прогон приехала Таня «Птица» и даже привезла с собой виолончель. Но когда настал момент нашего выхода на сцену, она выходить отказалась. С симфоническим импровизационным интро было покончено, как и с хлопотной идеей обвязать всех нас, стоящих на сцене, цепью. 22 января состоялся мощный фестиваль, в котором кроме «Каземата» играли «Артель», «Белый шум», «Los Paranoies», «Оркестр 100», «Стена», «Четверг Арутюнова», Валерий Скородед («Монгол Шуудан») и «СерьГа». Все рок-мэтры оставили автографы на большой фестивальной афише. Фестиваль проводился под эгидой политического объединения «Яблоко», и каждой группе из числа новых от имени «Яблока» выдавался памятный диплом. Помимо этого, вручался диплом от информационного спонсора – «Радио-1».

DIPLOMS

В финале концерта на сцену поднялся Григорий Явлинский, признавшийся в давней своей любви к рок-музыке, а на протяжении всего мероприятия в знаменитом зеркальном фойе бродили съёмочные группы именитых телекомпаний. Ян договорился с ребятами из «До 16 и старше…», и наш сет целиком был снят на профессиональную камеру. К огромному сожалению, добыть себе ту запись так и не удалось. Из телеэфира позже мы выловили лишь пару-тройку репортажей. Свой сет мы играли после Валерия Скородеда, исполнившего обойму хитов «Монгол Шуудана» — так что нам потребовалась очень большая смелость.

Gruppa_KAZEMAT_-_koncert_v_Gorbushke_(1999)_01
Группа «Каземат» на сцене ДК Горбунова 22 января 1999 года. Фестиваль «С Новым роком!»

Gruppa_KAZEMAT_(Mihail_Lyashenko_Igor_Shamarin_Sergey_Zolotuhin)_koncert_v_Gorbushke_(1999)_02

Михаил Ляшенко, Игорь Шамарин и Сергей Золотухин.
В кулуарах фестиваля «С Новым роком!» (ДК Горбунова, 1999 г.)

Фестиваль этот запомнится ещё и тем, что во время исполнения открывавшего наш сет «Продавца теней» я, пустившись в активные перемещения по сцене, случайно выдернул ногой подсоединённый к колонке гитарный шнур Миши. Пришлось доиграть песню исключительно на ритм-секции, прежде чем в полнейшей темноте удалось подключить обратно гитару… В кулуарах фестиваля у меня взяла интервью Наташа Кодола для газеты «Педагогический Университет». Интервью впоследствии вышло под заголовком «Создатель мистических сказок». А 2 февраля, по следам фестиваля, нас пригласили в прямой эфир «Радио-1». В паузах между беседой прозвучали, как есть, три трека из «казематовского» демо, а также я исполнил две песни под акустическую гитару.

В феврале мы сделали новую песню «Фурия» и поменяли репетиционную точку, переехав на «Профсоюзную» — в место постоянной дислокации группы «E.S.T. », с барабанщиком которой приятельствовал Серёжа Золотухин. В дальнейшем мы несколько раз выходили с группой «E.S.T. » на одну сцену и даже планировали совместный мини-тур.

В марте прямо на репетиционной базе была устроена большая проплаченная фотосессия группы (3 плёнки) и был дан экспериментальный, полуакустический концерт в клубе «Как бы» на «Бауманской». Клуб запомнился психоделической раскраской стен и крохотной шаткой сценой, с которой так и тянуло свалиться.

Gruppa_KAZEMAT_-_na_repeticii_(1999)
«Каземат» на репетиционной базе (1999 г.)

Апрель 1999 года ознаменовался грандиозным празднованием трёхлетия группы на сцене клуба «Ю-Ту». В процессе подготовки афиш к этому концерту в компьютерном начертании названия «КАЗЕМАТ» и обыгрывании цифры «3» проступила двадцать вторая руна, символизирующая бога Инга, на мистическом уровне рассматриваемая практиками подобного рунического ряда как символ света и, одновременно, потенциальной энергии. В сет-листе вечера – представленная полностью программа сезона 98-99: «Всё хорошо», «Театр бродячих душ», «Убираюсь восвояси», «Религия тишины», «Огарок», «Дезертир», «Посторонние», «Продавец теней», «Жаворонок», «Фурия», «Вернусь домой», «Продавец теней» (акустическая версия).

12 мая 1999 года группа приняла участие в первом, международном фестивале созданного с подачи Яна Шередеко музыкального движения «Рок-Держава». Фестиваль прошёл в ДК имени Горбунова. В числе участников – группы «Sprint» (Болгария), «Заповедник», «Оберманекен», Сергей Калугин & «Артель» (ныне — «Оргия Праведников»), «Миссия: Антициклон» (Магадан), «СерьГа» и «Крематорий». За день до мероприятия состоялась пафосная пресс-конференция, на которой участники и организаторы отвечали на вопросы журналистов. В кулуарах концерта удалось продуктивно пообщаться с Арменом Григоряном и Сергеем Галаниным. Я вышел на сцену в инфернальном гриме, что явилось прототипом последовавших в нулевые годы сценических арт-экспериментов. Вскоре в пятом номере журнала «Р-Клуб» был опубликован материал о группе «Каземат» («Слёт бродячих душ»). Данный фестивальный сет стал последним для басиста Ивана «Жана» Литвинова: 23 мая он провёл с группой репетицию и, выслушав относительно себя коллективный вердикт большинства (мой голос – за то, чтоб он остался, три голоса – против), покинул состав, унеся с собой полученный некогда титул «басист-сказка».

Gruppa_KAZEMAT_i_Armen_Gigorjan_v_grimerke_DK_Gorbunova_(12-05-1999)
«Каземат» и «Крематорий»: в гримёрке ДК Горбунова (12 мая 1999 г.)
Слева направо: Ян Шередеко, Армен Григорян, Михаил Ляшенко, Игорь Шамарин, Иван Литвинов.

5 сентября, после изматывающей череды поисков и пробных прослушиваний, в группу был принят новый бас-гитарист – Виктор Тараненко. Начались репетиции старых песен в новых аранжировках – подчас не соответствующих изначальному смыслу этих песен. В декабре в репертуар группы вернулась не игравшаяся с 1997 года песня «Белка в колесе», а программная сага «Театр бродячих душ» зазвучала в стилистике фанка.

Какое-то время назад, благодаря «Рок-Державе», дома у Яна жил известный в среде отечественного рок-андеграунда Ник Рок-н-Ролл. Таким образом, 1999 год завершился для группы «Каземат» поездкой в Тюмень (24-28 декабря) по личному приглашению Ника.

Nick_Rock-n-Roll_Jan_Sheredeko_i_Igor_Shamarin_(Tumen_1999)
Ян Шередеко, Ник Рок-н-Ролл и Игорь Шамарин в рок-центре «Белый кот»
(Тюмень, декабрь 1999 г.)

27 декабря 1999 г. мы приняли участие в новогоднем фестивале «В «Белый Кот» под Новый год» в межрегиональном рок-центре «Белый Кот» (ДК «Строитель») совместно с группами: «Rolling Rock», Джейк и «Азимут», «Граффити», «А. Т. О. М.», Александр «Крот» Кротов. Была сделала запись концертной версии обновлённой программы «Театр бродячих душ», послужившей позже основой нашего концертного альбома. В Тюмень добирались на скором поезде, а домой летели на самолёте. Когда встал вопрос о размещении группы, мы поневоле разделились. Первую ночь провели на частных квартирах, а затем нас с басистом Витей заселили в гостиницу «Сибирские зори». Особое впечатление той поездки – тесное общение с легендарным Ником Рок-н-Роллом, оказавшимся очень интересным человеком.

Gruppa_KAZEMAT_v_rok-centre_BELYI_KOT_(Tumen_1999)
«Каземат» в Тюмени:
Ян Шередеко, Виктор Тараненко, Сергей Золотухин, Михаил Ляшенко, Игорь Шамарин.

Глава 5. 2000 год

К февралю 2000 года у нас была полностью готова программа, сделанная с басистом Витей Тараненко, а в Интернете была создана авторизованная страница группы (до нынешнего времени страница не дожила).

13 апреля в «Р-Клубе» состоялся концерт, приуроченный к 4-летию группы «Каземат». Открыла вечер возрождённая Б.Модестовым группа «Апокриф», в составе которой играл, в числе других, наш легендарный «крёстный рок-отец» Саша Бондаренко. Мы представили новую версию песни «Продавец теней», а в финале выступления «Апокрифа» я поднялся на сцену, чтоб вместе с Boris`ом исполнить старинный хит «Блюз Нового Русского». Вечеринка удалась на славу, и это, помимо прочего, был один из лучших и, увы, никем не зафиксированных на фото- или видео концертов «Каземата».

В мае мы договорились и сделали песню по новому методу: ребята придумали музыкальную основу, а я написал текст, навеянный рассказом Хорхе Луиса Борхеса «Синие тигры». До этого авторство песен целиком и полностью принадлежало мне. Завершили весну 2000 года участием в клубной версии масштабного фестиваля «Рок-Держава-2000» (ещё один концерт в «Р-Клубе» на «Тульской»).

В июне состоялись два последних концерта: первый – в клубе «Ю-Ту» (14.06.2000) при стечении друзей и не предвещавший никаких серьёзных перемен, и второй – в кафе-клубе «Плехановъ» на «Серпуховской» (25.06.2000), со случайно пришедшими людьми и не по-летнему холодной атмосферой. О том выступлении без ведома Яна договорился Витя Тараненко.

Gruppa_KAZEMAT_v_klube_U2_(2000)
Группа «Каземат» образца 2000-го года (кадры архивных видеозаписей)

Летом была создана песня «Лицо на воде», которой так и не суждено было прозвучать в электричестве: 6 сентября 2000 года Сергей Золотухин неожиданно объявил о своём уходе из группы, мотивировав уход желанием начать профессиональную джазовую карьеру вне какого-либо пересечения с рок-музыкой. После той репетиции мы сидели в машине, на которой Серёжа, как обычно, довёз нас до метро, и я спросил каждого музыканта: хотят ли они в каком-либо виде продолжения деятельности в группе? Сергей Золотухин сказал, что, возможно, когда-нибудь вернётся, а пока готов привести себе на смену другого барабанщика. Миша Ляшенко сказал, что не хочет играть без Серёжи, а если придётся выбирать род музыкальной деятельности, он предпочитает не рок, а электронную музыку. Виктор Тараненко сказал, что ему будет проще войти в состав другой группы, чем заново репетировать программу с новым гитаристом и барабанщиком. Моё предложение сыграть в марте 2001 года заключительный концерт к 5-летию «Каземата» поддержки ни у кого не вызвало. Мы расстались, и с того дня ни о судьбе Миши Ляшенко, ни о судьбе Виктора Тараненко я ничего не знаю.

ЧАСТЬ III. После «Каземата»

В 2001 году статья о группе «Каземат» опубликована в справочнике «Русский рок. Малая энциклопедия» (Москва, «Леан-Антао»).

17 мая 2001 года меня по телефону поздравил с Днём рождения Серёжа Золотухин. Спросил – не нашёл ли я музыкантов, рассказал о своих приключениях за минувший год. Это был наш последний с ним разговор, после которого я видел его лишь по ТВ в сюжетах о группе «Мёртвые дельфины», а впоследствии – в сюжетах совершенно иного рода, связанных с его уходом из жизни...

В 2002 году на студии «Арго», где когда-то репетировала группа «Каземат», мы с Б.Модестовым и звукорежиссёром «Арго» Андреем Дорофеевым записали акустический альбом «Выбирай любую жизнь» с лучшими моими мистическими балладами 90-х годов. Альбом, увы, до сих пор пылится на винчестерах, и его судьба покрыта таинственным мраком.

В 2003 году статья о группе «Каземат» опубликована в большой энциклопедии «Русский рок» (Москва, A.T. PUBLISHING / «A.T.P. »).

В 2005 году тексты всех песен, входивших в репертуар группы «Каземат», опубликованы, в числе других моих текстов, в авторском 224-страничном поэтическом сборнике «Игорь Шамарин: Шифры и Тексты» (Москва, «Пробел-2000»).

В 2007 году состоялся интернет-релиз записанного в Тюмени концертного альбома группы «Каземат» «Театр Бродячих Душ» (1999), претерпевшего авторскую редакцию и ремастеринг.

KAZEMAT_-_Teatr_Brodyachih_Dush_(live_album_1999)

2 июля 2007 года ушёл из жизни, покончив с собой, Сергей Золотухин, являвшийся в то время барабанщиком группы «Мёртвые дельфины».

В 2008 году статья о группе «Каземат» опубликована в «Энциклопедии русского рока» (Москва, A.T. PUBLISHING / «A.T.P. »).

В 2008—2010 годы я плодотворно сотрудничал с гитаристом второго состава группы «Каземат» Дмитрием Шевченко. Вместе с ним мы представили в московских клубах мои авторские программы «Охота на ведьм» (20 сентября 2008 г., «Дулин Хаус») и «Крест. Антиутопия-2010» (24 апреля 2010 г., «Дождь-мажор»). На презентации «Охоты на ведьм» в качестве зрителей присутствовали экс-участники «Каземата» Борис Модестов и Александр Гусев.

Igor_Shamarin_-_koncert_v_RGBM_(2011)

16 апреля 2011 года в Российской государственной библиотеке для молодёжи состоялось моё сольное выступление под названием «Нарисованный концерт». Выступление было приурочено к 15-летию группы «Каземат» и презентации песен, составивших основу новой программы «Мастер брутального граффити».

Игорь Шамарин. Москва, 11 мая 2013 г.

Поделиться с друзьями:
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • Twitter
  • Myspace
  • Google Reader
  • LinkedIn
  • email
  • Delicious
  • Digg
  • Tumblr

Отправить ответ

avatar
  Subscribe  
Оповестите меня